minevi.ru
страница 1страница 2 ... страница 7страница 8
скачать файл

hhtp://koob.ru

Путь Шоу-Дао. Книга 1

Ирина Медведева

TАЙHOЕ УЧЕНИЕ ДАОССКИХ ВОИНОВ

Ученичество Александра Медведева, первого европейца, посвященного в древнее учение Бесмертных

Москва саттва 1997

УДК 299.5 ББК 86.39 М42

Медведева И.Б.

М42 Тайное учение даосских воинов—М.: Саттва, 1996.—320с. —(сер. «Путь Шоу-Дао», кн. 1)—ISBN 5-86873-009-7

В книге описывается период ученичества Александра Медведева у мастера эзотерической даосской школы Шоу-Дао. Это захватывающая история взаимодействия двух полярных мировоззрений ученика и Учи­теля и перестройки психики ученика в соответствии с законами одного из древнейших тайных кланов, происходящая на фоне разборок с бан­дитами, преследованиями со стороны КГБ, даосских таинств управле­ния сексуальной энергией согласно канонам Бессмертных и страстной любви, которой приходится пожертвовать ради Учения.

А. Медведев—президент международной ассоциации боевых ис­кусств Шоу-Дао, вице-президент военно-спортивной ассоциации «Уни-бос», главный консультант журналов «Боевые искусства планеты» и «Спецназ», инструктор рукопашного боя в военной академии имени Фрунзе, автор книг «Как дрались в НКВД», «Его величество нож», «Кунг-фу», «формы Шоу-Дао» и других, посвященных боевым искусствам, вос­точным оздоровительным системам, специальной и психофизической подготовке в армии и правоохранительных органах; создатель серии видеофильмов, посвященных рукопашному бою Шоу-Дао и созданной на его основе системе УНИБОС (универсальной боевой системе), вне­дряемой в подготовку русской армии, а также видеофильмов, раскры­вающих тайны работы с сексуальной энергией и ци-гуна Шоу-Дао.




УДК ББК

299.5 86.39



Данное издание охраняется авторским правом РФ. Переиз­дание, перепечатка, воспроизведение с помощью электронных средств или любым иным способом, всей книги или ее части, допускается только с письменного разрешения автора.


ISBN 5-86873-009-7

©И.Б. Медведева 1997 ©Оригинал-макет: САТТВА 1997



Издательство выражает благодарность обществу «Хайдаканди Самадж» за содействие в издании этой книги. С пожеланиями и предложениями обращаться:

117602 Москва, а/я 380, САТТВА По вопросам оптовых закупок звоните по тел. (095) 752-2623



Белые люди пришли к нам из Индии.

Среди них был Великий Учитель, Великий Мастер.

Они называли себя «Хранители Времени»,

а путь свой звали «Дорогой Спокойствия».

Долгое время они жили в горах, и к ним приходили

многие из тех, кто позднее стал знаменитым.

Первые «невидимки» Китая—тоже их потомки.

Настал день, когда Великий Мастер приказал им

сойти в долины и растаять среди других...

ЛиН.


Наверное, я был бы счастлив счастьем обычного человека, если бы не встретил Учителя. Но ужас при мысли о том. что этой встречи могло не быть, для меня сильнее, чем страх, что я мог не родиться...

А.Н. Медведев.

Дорогие друзья!

Перевернув последнюю страницу этой книги — первого тома истории моего ученичества в клане воинов Шоу-Дао, на­писанного по моим рассказам моей женой, многие из Вас, воз­можно, задумаются о том, что же заставило меня способство­вать выходу в свет этого повествования и быть столь откровен­ным в описании некоторых моментов моей жизни.

Должен признать, что такая откровенность далась мне не­легко, но к этому меня побуждало в первую очередь желание показать массовой аудитории один из тайных даосских «сре­динных» путей познания мира и обретения счастья, и предос­тавить многим тысячам читателей, пытающимся практико­вать Шоу-Дао по моим книгам и видеофильмам, возможность ознакомиться с некоторыми духовными практиками и нестан­дартными формами обучения, принятыми в этой школе.

Я благодарен судьбе за то, что у меня была очень интерес­ная жизнь, но учение Шоу-Дао—лишь одна из ее граней, хотя и наиболее яркая. Поэтому данное произведение нельзя рас­сматривать как рассказ о моей жизни или о жизни Учителя. Здесь даются лишь краткие зарисовки некоторых моментов общения Учителя и ученика и показывается, как менялось мироосознание ученика в процессе этого общения.

О многом я расскажу в последующих томах серии «Путь Шоу-Дао», но, к сожалению о многом придется умолчать в свя­зи с ограничениями, наложенными на меня Учителем. Есте­ственно. что имена и фамилии моих друзей, врагов и знакомых в книге изменены.

Книга «Путь Шоу-Дао» таит в себе гораздо больше ключей к самосовершенствованию по школе «Спокойных», чем это может показаться на первый взгляд. Для людей, интересующихся этим учением, она может стать существенным дополнением к моим книгам из серий «Тайны воинских искусств» и «Сохранен­ное Сокровенное», посвященным боевым, духовным, оздорови­тельным и медицинским практикам.

В течение ближайших лет, помимо последующих томов се­рии «Путь Шоу-Дао» будут опубликованы несколько книг из се-

рии «Секреты зонного массажа» и «Тайные касания Шоу-Дао», в которых, помимо медитативных и оздоровительных техник, бу­дут раскрыты методы укрепления духа и тела, управления по­токами ци и секреты сложнокоординационных движений, яв­ляющихся основой боевой техники «Спокойных».

И последнее, о чем я хотел бы напомнить. В учении Шоу-Дао нет ничего мистического или сверхъестественного несмот­ря на то, что многое из того, что делал мой Учитель и о чем рассказано в этой книге может показаться выходящим далеко за рамки человеческих возможностей, и нет ничего, что могло бы для здравомыслящего человека служить препятствием при изучении боевых техник «Спокойных», их оздоровительных практик или философии.

Учитель однажды сказал: «Люди Запада с надеждой смот­рят на Восток, желая в заре увидеть отблески мудрости. Люди Запада готовы многим заплатить за нашу жизнь, готовы мно­гое отдать Школе и Учителю. Но Шоу-Дао не требует ничего. Шоу-Дао только дает...»

С наилучшими пожеланиями, А.Н. Медведев.

ВВЕДЕНИЕ


После публикации моих первых книг «Кунг-фу. Школа бес­смертия» и «Кунг-фу. Формы Шоу-Дао» я регулярно получаю тысячи писем от читателей, которые интересуются личностью моего учителя Ли Н., его системой подготовки, философией и мировоззрением школы Шоу-Дао. Потребовалась бы целая кни­га только для того, чтобы перечислить все вопросы, которые мне присылают в этих письмах. Некоторые утверждают, что встречали моего Учителя или что он обучает их во сне. К своему удивлению, я узнал, что появились группы людей, объединяю­щиеся в секты и называющие себя шоу-даосами, которые пы­таются практиковать систему Шоу-Дао по отрывистым сведе­ниям, почерпнутым из моих книг.

Книга «Путь Шоу-Дао» была написана по двум причинам: во-первых, я попытался в ней ответить на некоторые вопросы и дать более полное представление о Шоу-Дао и о личности моего Учителя и. во-вторых, для того, чтобы, описывая период моего ученичества, заново пережить волшебное ощущение от столк­новения с чем-то явно выходящим за рамки повседневной жиз­ни и обычного человеческого сознания. Учитель говорил, что Шоу-Дао—это жизнь, и, как невозможно объяснить обычными словами, что такое жизнь, невозможно объяснить, что такое Шоу-Дао. Это—путь, по которому можно следовать, когда су­ществует человек, указывающий и направляющий на него, как направлял меня мой Учитель. Путь Шоу-Дао—это формирова­ние ощущения жизни, отличного от ощущений обычного чело­века, это формирование принципиально другой психики. Дру­гой жизненной позиции, другой шкалы ценностей, другого мы­шления.

В этой книге основное внимание не будет уделяться деталь­ному изложению техники рукопашного боя системы Шоу-Дао, я хочу рассказать лишь о процессе преобразования моего со­знания и мировоззрения, которое последовательно осуществ­лял со мной Учитель, используя для этого любые средства, хит­рости и трюки из своего богатого арсенала.

Для того чтобы подробно изложить все наши беседы, тре­нировки и приключения, потребовалось бы написать десятки томов, и даже тогда мне не удалось бы до конца передать опу­щение духа Шоу-Дао, потому что это можно только пережить, но не пересказать.

В этой книге я упомяну лишь о некоторых интересных мо­ментах моих встреч с Учителем, которые помогут получить пред­ставление о его личности и методах обучения, причем, скорее всего, это впечатление будет неверным, потому что я сам так и не смог понять до конца, каким был Ли, и до сих пор не знаю, кем он был на самом деле. Поведение Учителя всегда было не­предсказуемым. Он с неуловимой легкостью перемещался от состояний самых невероятных эксцентрических крайностей к позиции уравновешенного мудреца. Лишенный обычных чело­веческих эмоций, он мог в совершенстве создавать иллюзию любой эмоции—положительной, отрицательной, благородной, безобразной, мгновенно чередуя их. Иногда он казался челове­ком тошнотворным до омерзения, иногда возвышенно-духов­ным, иногда жадным, глупым, трусливым или униженным. И вдруг, сбросив маску. Ли перевоплощался в великого воина или философа, стоящего выше всех человеческих проблем и слабостей.

На первом этапе моего обучения Ли непрерывно использо­вал формы поведения, в своих крайностях доходящие до абсур­да, чтобы заставить меня осознать, что истина никогда не лежит на поверхности событий, а находится посередине между двух крайностей, между двух сторон медали, между «да» и «нет». Сво­им поведением он разрушал стереотипы поведения и установки, с детства заложенные в меня родителями и окружением, и на их месте создавал новое чарующее мироощущение воинов жизни, Спокойных, следующих по пути Шоу-Дао. Своим поведением Ли научил меня одинаково относиться к прекрасному и безобразно­му. потому что и то и другое—проявления жизни, и разница между прекрасным и безобразным существует только в нашем сознании; одинаково воспринимать победы и поражения, пото­му что часто победа по своей сути может оказаться поражением и, наоборот, поражение может стать победой.

Я до сих пор точно не знаю, почему Ли выбрал именно меня своим учеником. Он впоследствии давал мне разные объясне­ния этого решения, но, как я понимаю, каждое из этих объясне­ний предназначалось для того уровня сознания, которое у меня было в данный момент.

Нашу первую «случайную» встречу Ли подготовил заранее и провел ее с величайшим актерским мастерством и юмором, на­слаждаясь моей неконтролируемой эмоциональной реакцией на его внешний вид и асоциально-эксцентричное поведение. Он играл роль чрезвычайно неопрятного и некультурного чело­века так, что я чувствовал сильную неловкость от того, что кто-нибудь из знакомых может увидеть меня в его обществе. Но одновременно с этим он сумел настолько заинтересовать меня рассказом о боевом искусстве, которому его обучали, что я го­тов был вытерпеть все неудобства, чтобы увидеть это.

Когда, наконец, я научился воспринимать Учителя таким, каким он был, без внутреннего сопротивления—со всей его неопрятностью, шутовством, ужасным акцентом, эксцентрич­ными и шокирующими поступками—и думал, что уже ничему не удивлюсь, он в корне перевернул все мое представление о нем.

Однажды, через несколько месяцев после нашего знаком­ства Ли снова пригласил меня пообедать в ту же пельменную, где мы ели в день нашей первой встречи. Но на этот раз вместо грязного некультурного азиата, поедающего суп без ложки и выплевывающего пенки от кофе на стол и на пол, я увидел человека, которого, если бы не его восточная внешность, по одежде и манере держаться мог бы принять за дипломата или английского лорда. Одежды такого качества и уровня элегант­ности мне никогда раньше встречать не приходилось. Все, на­чиная от туфель и кончая пальто классического стиля с ворот­ником из соболя, было импортного производства и явно стоило очень дорого. Когда Ли снял пальто, мне бросились в глаза бу­лавка для галстука с крупным бриллиантом и золотые с брил­лиантами запонки. Вид Ли абсолютно не подходил к обстанов­ке грязноватой пельменной, но он. не обращая на это никакого внимания, заказал пельмени и принялся их есть так, как будто находился на приеме во дворце. Единственное, что осталось в нем прежним,—это насмешливые искорки, мелькавшие в его глазах, когда он видел мое состояние, и его неизменный акцент. Проделывая со мной массу трюков, подобных этому. Ли учил меня не реагировать на форму событий и явлений, стараясь каждый раз постигать их суть.

Например, в течение довольно длительного периода, пока Учитель испытывал меня, решая, подхожу ли я для того, чтобы обучать меня боевому искусству Шоу-Дао (до этого момента Ли утверждал, что умеет драться только в воздухе, а не на земле, и

обучал меня технике прыжков), он не открывал мне своего име­ни, заставляя каждый раз называть его по-иному: Грозовая туча, Александр, Юрий и т.д.

Когда период проверки закончился и Ли начал всерьез обу­чать меня рукопашному бою. Учитель сказал мне, что его зовут Ли Намсараев, что его мать—кореянка, а отец—бурят, что мой отец когда-то на лесосплаве спас жизнь его отцу, что его роди­тели развелись и мать в раннем детстве увезла его в Корею, где он и научился искусству Шоу-Дао. Ли объяснил, что долги от­цов платит сын сыну и что он приехал сюда для того, чтобы заплатить долг отца и передать мне свое знание.

В самом конце обучения Ли намекнул мне, что дело обстоя­ло совсем не так, что в действительности он не является Намсараевым и рассказал мне эту историю только для того, чтобы мой европейский ум не заставлял язык задавать себе и ему слишком много ненужных вопросов.

Следующим решающим этапом моего обучения был момент, когда Ли заговорил со мной без всякого акцента, на чистейшем русском языке. Это означало окончание первой фазы учениче­ства, когда моя психика была уже достаточно перестроена для восприятия Шоу-Дао и я достиг определенного уровня в боевых искусствах Спокойных.

Заговорив по-русски без акцента. Ли сказал мне:

— Этот момент означает, что ты достиг уровня, когда я могу разговаривать с тобой, как с равным. Наконец-то, мой малень­кий брат, ты стал большим братом.

Со временем я узнал, что Ли свободно владел не только русским языком, но и всеми основными европейскими языка­ми, а также японским, китайским и санскритом. У него была абсолютная фотографическая память, и он мог воспроизводить дословно по нескольку страниц текста, едва взглянув на них. Учитель объяснил мне, что это не врожденная способность, и что он ее развивал с детства с помощью специальных методик.

Поскольку в этой книге я не смогу полностью привести бе­седы с Учителем об истории клана Шоу, его легендах и традици­ях, я изложу вкратце некоторые сведения, которые помогут со­здать общее представление о том, в каких условиях формирова­лось учение Шоу.

Обычно Ли рассказывал мне предания и легенды Шоу-Дао, используя эти рассказы в качестве элемента упражнений по расширению сознания. Я слушал его рассказы, занимаясь рас­тяжкой, тренируя управление эмоциями или сохраняя конт­роль над болью. Информация была спорадической, без указа­ния каких-нибудь дат или важных исторических событий. По­этому то, что будет сказано ниже, не претендует на историчес­кую достоверность. Я просто перескажу некоторые факты из истории клана, которые я узнал от Учителя.

Шоу-Дао в переводе означает «Путь спокойствия». Иногда последователи Шоу-Дао называли свою школу «Путь бессмер­тия", а себя—Спокойными, Бессмертными или Воинами жиз­ни. Шоу-Дао относится к плановым школам Китая, и на Западе ее техника практически неизвестна. Мне посчастливилось стать первым европейцем, посвященным в секреты Спокойных, и, насколько я знаю, я и впоследствии мой напарник Слава Сквор­цов были единственными европейцами, удостоенными этой че­сти.

В различные исторические периоды, когда клан Шоу-Дао не подвергался гонениям со стороны окружающего его обще­ства, его последователи развивали более активную, чем обыч­но, деятельность в поисках приверженцев учения. Дело в том, что, кроме благополучия клана как такового, членов клана бес­покоило и благополучие людей вообще.

Жителей Земли они называли Большим народом, нации, национальности и этнические группы—малыми народами. Они говорили: «Когда Большой народ станет большой семьей, не тогда ли дети и отцы будут счастливы?» Шоу-крестьянин шел к крестьянам, шоу-воин шел к воинам, шоу-феодал общал­ся с феодалами. Перед лицом семьи (клана) шоу-феодал был равен шоу-крестьянину, учитывались лишь заслуги и возраст. Но шоу-крестьянин в те времена не мог посеять семена знания среди феодалов, за исключением редких случаев, а шоу-феодал долго бы искал понимания в среде крестьян.

К сожалению, семена прорастали с трудом... Иногда я за­даю себе вопрос: «Не потому ли Ли выбрал меня своим учени­ком, что со своим удивительным даром предсказывать события и мои действия заранее знал, что когда-нибудь я напишу книгу о его учении? Может быть, это была попытка посеять семена древнего знания среди европейцев?» Не знаю...

Как ни странно, истоком учения Шоу-Дао было небольшое языческое племя белых людей где-то на севере Европы. Люди этого племени поклонялись дереву. Они в совершенстве владе­ли оружием, сделанным из дерева, знали секреты разнообраз­ных ловушек, имеющих деревянные элементы. История этого племени в чем-то перекликается с исходом Рамы, легендарного

вождя друидов, из Европы в Азию. Зен Авеста, священная кни­га персов, рассказывает об этом переселении. Рама был тем, кому приписывалось открытие и описание двенадцати знаков Зодиака, он был основателем арийской религии и любимым героем индийского эпоса. Но в то время, как символом Рамы был Овен, основатели Шоу-Дао сохранили неизменным культ и символ дерева, как объекта поклонения, и в Индии они стали называть себя «Ветви дерева».

Впоследствии уже в Китае культ поклонения дереву слился с учением о пяти первоэлементах—у-син* и превратился в уче­ние о «человеке-дереве», где «дерево»—символ совершенства, итог долгих трудов, мучений и тревог. «Человек-дерево» был во­ином и философом, хранителем знаний и носителем добра, вра­чом и поэтом, художником и крестьянином в одном лице.

Но вернемся в Европу. Поклоняющееся дереву племя враж­довало с племенами, являющимися носителями других куль­тов, и боролось в первую очередь против человеческих жерт­воприношений. Племя возглавляли несколько ведунов—носи­телей знаний, традиций и ритуалов.

Враги не могли победить людей дерева, но теснили их. Пле­мя начало отступать. Оно уходило сначала на юг, а затем на восток. Отступление не было поспешным. Избегая вооружен­ных столкновений с местными жителями, племя останавлива­лось, иногда на годы, в приглянувшихся ему местах, а потом вновь отправлялось в путь, обрастая по дороге представителя­ми иных племен и народностей. Для того чтобы люди, говоря­щие на разных языках, могли лучше понимать друг друга, был выработан и доведен до совершенства язык жестов, с помощью которого и сейчас последователи Шоу-Дао могут узнать друг друга в толпе и объясниться даже в том случае, если их разде­ляет языковый барьер.

* Пять первоэлементову-син. Пять первоэлементов (стихий)—огонь, вода, воздух, земля и дерево—философские категории Востока, с помощью кото­рых древние ученые объясняли и описывали все явления как в природе, так и в человеческом организме. Широко известно построение первоэлементов в форме звезды, в котором отражены законы их взаимного влияния (усиле­ния и угнетения). В Шоу-Дао существовало построение схемы взаимодей­ствия первоэлементов в форме креста «Дерева жизни», в которой «дерево» располагалось в центре, а остальные элементы—по сторонам креста. Эта схема символизировала способ рождения жизни, когда живое (дерево) рож­дается из неживого—земли, воздуха, воды и огня (солнца). Одно из толкова­ний схемы было также духовное совершенствование человека-дерева, под­чинившего себе и уравновесившего четыре стихии.

Постепенно формировался клан. члены которого, несмотря на различную племенную, национальную и расовую принад­лежность, сохраняли общность ритуалов и поклонялись дереву жизни* как символу жизни.

Впоследствии поклонение дереву жизни модернизирова­лось в учение «Вкус плода с дерева жизни», или, сокращенно. «Вкус жизни».

В первый раз клан раскололся в очень глубокой древности. Часть клана ушла в Египет, другая часть направилась в Индию. Неизвестно, что произошло с египетской ветвью клана, но су­ществует легенда, что после того, как воссоединятся обе ветви —египетская и индокитайская, тайное знание Шоу станет пол­ным и принесет человечеству огромную пользу.

К моменту, когда клан прибыл в Индию, там существовало невероятное количество племен, верований, различных экзо­тических сект и кланов. Члены некоторых таких сект принад­лежали к разным национальностям и вероисповеданиям. Их объединяло служение тайным магическим культам, соединен­ное иногда с политическими или коммерческими интересами. Примером такой секты является секта тхагов, или тутов-души­телей, — секта грабителей и убийц. Тхаги не имели какой-то особой религиозной доктрины. К ним мог присоединиться как мусульманин, так и индуист.

Существует следующий миф о возникновении секты тха­гов: однажды богиня Кали в образе устрашающей богини Бхайрави отметила среди своих почитателей самых верных—тха­гов, наделила их необычайной силой и коварством и научила душить свои жертвы специальной лентой—румалом. Молодые тхаги проходили период обучения, а затем на празднике дашахра совершался обряд посвящения. Они получали заступ, чтобы рыть могилы для жертв, румал, с помощью которого они душили, а затем, в зависимости от своей веры. они присягали на каком-нибудь священном индуистском тексте или на Кора­не, давая клятву верности, храбрости и молчания.

Душители имели разветвленную организацию и точно раз­работанный порядок действий. Разведчики выясняли, когда и откуда отправляются в путь богатые купцы или ростовщики, жертву душили, и гробовщики священным заступом тут же

Дерево жизни—философская категория клана «Спокойных», обозначаю­щая жизнь как таковую и все, что с ней связано. В легендах Шоу-Дао фигу­рируют «Дерево жизни»—символ материальной жизни и «Жемчужное дере­во жизни»—символ знания, мудрости и бессмертия.

рыли для нее могилу. Тхаги старались не выделяться среди обычных граждан, в промежутках между операциями они жили дома, занимаясь ремеслом или торговлей.

Клан «Ветви дерева» сформировался в основном на терри­тории Индии, вобрав в себя множество мелких кланов и школ. Там же, в Индии, он объединился с кланами «Хранителей вре­мени», «Держащих» и «Многоруких». Все эти кланы владели хо­рошо развитыми воинскими искусствами и тайными знания­ми. Как раз из-за тайных знаний «Хранителей времени» клан "Ветви дерева» оказался вовлеченным в войну с кланом «Черно­го камня».

Люди «Черного камня» поклонялись священному черному камню небесного происхождения. Они владели большим чер­ным камнем и несколькими его осколками, хранившимися у посвященных клана.

При помощи священных черных камней можно было изле­чивать болезни, стимулировать жизненные силы организма, убивать, развивать сверхспособности и делать многие другие невероятные вещи.

Клан «Хранителей времени» во время войны с «Черным кам­нем» раскололся на три части: одна часть клана примкнула к «Ветвям дерева», другая—предпочла остаться нейтральной, а третья—перешла на сторону клана «Черного камня».

«Ветвям дерева» удалось победить и захватить большой чер­ный камень. Он был распилен на несколько сотен очень ма­леньких прямоугольных частей. Эти прямоугольники исполь­зовались в дальнейшем последователями Шоу-Дао для лече­ния, в качестве пароля и как личный амулет посвященного. С одной стороны такого амулета при помощи микроскопических точек и знаков отмечались все заслуги и достижения его вла­дельца. Промахи и ошибки фиксировались на другой стороне. С тех пор повелось, что рядовые члены клана имеют деревян­ные таблички, на которых они отмечают определенные ступе­ни своей жизни и этапы прохождения путей.

Тут я хочу немного отвлечься и рассказать о путях в Шоу-Дао и о том, как последователи этого учения переходят с перво­го пути на второй.

Существовало несколько трактовок слова «путь». Оно озна­чало как образ жизни, так и время жизни, как объем знаний и достижений, так и отрезок времени, равный 99 годам, 9 меся­цам, 9 дням, 9 часам. Посвященные «Спокойных» проходили 9 путей, после чего, согласно легендам, достигали бессмертия. Считалось, что для получения знаний необходимых для завер­шения каждого пути требовалось около ста лет.

Великолепно зная медицину и умея вылечить практически любую болезнь, последователи Шоу-Дао преуспели и в другом. прямо противоположном лечению болезней деле, а именно в вызывании и симуляции болезней. Благодаря успешной симу­ляции члены клана не слишком явно выделялись на фоне обре­мененного различными недугами населения, среди которого им приходилось жить. «Вызывание болезни»—это симуляция са­мой высшей степени, как правило, в присутствии компетент­ного лица, имеющего шанс разоблачить симулирующего.

При симуляции заболевания последователи Шоу-Дао само­внушением, регулированием частоты пульса и другими спосо­бами создавали настолько полную картину болезни, что отли­чить ее от настоящей было чрезвычайно сложно. В устных пре­даниях клана есть много интересных историй, повествующих о том, как тот или иной Шоу пользовался этим умением для дос­тижения определенной цели. То Шоу, притворяясь больным, попадает в монастырь, где узнает давно интересовавший его способ изготовления секретного лекарства: то ввергает в пани­ку захвативших его врагов, вызвав у себя признаки заразного, смертельно опасного заболевания, вынуждая их оставить его в лесу.

Вся система упражнений, этики и морали, верований и ри­туалов Шоу-Дао была направлена на достижение основной цели—бессмертия при жизни для каждого члена клана. По достижении семидесятипяти—восьмидесятилетнего возраста член клана с группой своих одногодков начинал готовиться в дальнюю дорогу. Эта подготовка сводилась прежде всего к ула­живанию дел со своим ближайшим окружением в обыденной жизни, которое должно было воспринять уход старца либо как смерть, либо как исчезновение в результате несчастного слу­чая. Тут пригождалось умение симулировать заболевание, а то и смерть. Естественно, что сообщники из числа Шоу помогали своему товарищу в столь важном мероприятии. Группа «умер­ших» уходила в пустынную местность, как правило, в горы или в густые лесные массивы, куда за ними являлся посланник вто­рого пути, который отводил их в тайную обитель, где путем регулярных упражнений вся группа успешно завершала пер­вый путь и получала знания о втором. После обучения люди изменялись до неузнаваемости, по внешнему виду им невоз­можно было дать больше сорока пяти—пятидесяти лет. Им да-

вались другие имена, легенды их жизни и назначалась новая среда обитания.

Результаты тренировок старших братьев*, направляемых на истинный путь посланцами второго пути, настраивали младших братьев на оптимистический лад. Окончившие вто­рой путь переходили на третий и т.д.

Существуют легенды о семи священных камнях, которыми владеют посвященные клана Шоу-Дао и некоторых других тай­ных кланов.

Первым из священных камней был найден черный камень. Согласно легенде, его нашел человек, который был изгнан из своего племени за какую-то провинность. С помощью магичес­ких свойств черного камня этот человек впоследствии стал гла­вой изгнавшего его племени.

Считается, что черный камень имеет небесное происхож­дение. Черный камень обладал многими необыкновенными свойствами. Но чтобы он их не потерял, требовалось время от времени оживлять его. Одним из способов оживления камня было вымачивание его в крови, прогревание и некоторые дру­гие манипуляции. После выполнения всех необходимых проце­дур черный камень становился прозрачным и изменял цвет на светло-фиолетовый. Кровь могла быть любая—птицы или зве­ря. но клан «Черного камня» предпочитал для ритуала челове­ческую кровь.

При помощи черного камня можно было лечить или уби­вать. Если кусочек черного камня находился в воде в течение месяца, стакан такой воды мог убить человека. Если камень дер­жали в воде в течение меньшего срока, вода приобретала целеб­ные свойства. Вода, в которой находился камень, никогда не портилась, даже спустя долгий срок после того, как камень вы­нимали из нее, и не изменяла своих свойств. По вкусу, виду или запаху ее было бы невозможно отличить от обычной воды. Чело­век мог умереть, если камень долго находился в комнате у его изголовья. Иметь при себе черный камень было опасно. Обычно его хранили закопанным в землю недалеко от дома. Во время путешествия камень укладывали в специальный каменный футляр, который закрывался так, чтобы не было ни малейшей щели. в которую могло бы проникнуть вредоносное излучение камня.

* Старшие и младшие братьяградация последователей учения «Спокой­ных». Старшинство определялось не по возрасту, а по количеству времени, проведенному с Учителем.

Ли, мой Учитель, имел тоненькую треугольную пластинку черного камня и всегда носил ее с собой в футлярчике из свин­ца. Упакованный таким способом черный камень был обернут в платок, который вышила для Ли дочь его Учителя. Футляр с камнем Ли носил в портсигаре, в котором, кроме него, находи­лись маленький кусочек белого камня (о котором речь пойдет ниже), полынная сигарета и несколько снадобий, о которых он мне никогда не рассказывал. Они имели консистенцию резины и были, похоже, минерально-растительного происхождения. Эти снадобья жевали и сглатывали образующуюся слюну. Их запах немного напоминал запах чистого мумие.

На платке, в который был обернут камень, был вышит сим­вол птицы—хранительницы камня. При внимательном рас­смотрении на этом очень изящном графическом рисунке за сложным переплетением ветвей угадывался силуэт птицы, си­дящей спиной к зрителю. Вид птицы и то, сидит ли она на ветке или на земле, определить было трудно. Птица, слегка на­поминающая выпь, считалась хранительницей камня и была одной из центральных фигур в притчах и легендах Спокойных. Изучавшие рукопашный бой Шоу-Дао сталкивались с боевыми техниками, такими как «каменная птица, подхваченная вет­ром», бой «когтем каменной птицы» и упражнения с яйцами каменной птицы.

Легенды гласили, что, если на камень, находящийся в чер­ном состоянии, падали солнечные лучи, он ночью начинал све­титься, как правило, в одно и то же время. Никто не замечал, чтобы камень светился днем. Длительность свечения камня за­висела от времени облучения. Во время свечения камень часто издавал звук, который приводил в экстаз, а затем усыплял ок­ружающих. Во время забытья их посещали видения, они слы­шали музыку и т.д.

Если облучение камня было слишком долгим, то звук камня становился чересчур интенсивным, и после выхода из транса у людей долгое время наблюдалось нарушение координации дви­жения и резкое ухудшение самочувствия. С наступлением утра звук камня исчезал, и состояние транса прекращалось. Камень никогда не светился дольше одной ночи.

Ли рассказывал, что его Учитель вылечил себе рак желудка, проглотив черный камень и пропустив его через желудок и ки­шечник. Причиной рака было то, что Учитель Ли вынужден был зарабатывать себе на жизнь в Корее, готовя всевозможные блюда китайской кухни и китайские лекарственные препара-

ты. При приготовлении этих блюд и препаратов ему приходи­лось все время нюхать и пробовать их, что было очень вредно для здоровья. Когда Ли расстался с Учителем, тому было 98 лет, но он жил по поддельным документам пятидесятилетнего чело­века. Будучи китайцем. Учитель Ли после курса омоложения с новыми документами эмигрировал в Корею, где его никто не знал, а затем ушел и оттуда для продолжения изучения второго пути. Вместо себя наставником для других учеников он оставил Ли, завещав ему в качестве знака посвященного треугольную половину своего черного прямоугольного камня и очень ма­ленький кусочек белого камня. Ли к тому времени получил зна­ния полутора путей. Учитель Ли как посвященный второго пути имел еще и осколок красного камня.

Если верить легендам, семь священных камней в далеком прошлом играли огромную роль в истории клана Шоу-Дао и других тайных кланов. Большинство столкновений и войн меж­ду кланами велось ради того, чтобы обладать хоть крошечным кусочком священного камня.

Белый камень, согласно легенде, стал известен значитель­но позже черного. Его нашел в пещере какой-то индус. Счита­ется, что белый камень имеет земное происхождение. Белый камень якобы имел свойство снимать многие неприятные по­следствия воздействия черного камня, в первую очередь его отрицательное влияние на человека.

Но вернемся к истории клана. Члены клана «Ветви дерева» непосредственно перед переходом из Индии в Китай начали называть себя Спокойными. В Китае после слияния с некото­рыми даосскими* школами они стали называться Бессмертны­ми. Впоследствии из-за идеологических преследований, для того чтобы замаскировать свое учение, они, оставив почти пре­жнее звучание, изменили в своем названии написание иерогли­фа Шоу, означающего «спокойствие», на иероглиф Шоу, означа­ющий «кисть», «рука», маскируясь под школу рукопашного боя.

Спокойные появились в Китае задолго до буддизма и Бод-хидхармы. После затяжной войны с кланом «Черного камня» они, несмотря на победу, были сильно обескровлены и предпоч­ли перебраться в более безопасные места.

В Китае клан «Спокойных» раскололся во второй раз, когда трое братьев из числа посвященных клана были осуждены за

* Даосский—относящийся к даосизму—китайской религии, цель которой в обретении бессмертия.

поступок, противоречащий законам Шоу: они за деньги убили противника одного китайского военачальника.

Последователи Шоу-Дао никогда не убивали нарушивших закон клана и даже предавших клан людей- Они просто изоли­ровали таких людей от себя. И трое братьев были изгнаны из клана. К чести клана нужно сказать, что за всю его историю только трое посвященных нарушили его законы. Трое изгнан­ных братьев и несколько примкнувших к ним последователей организовали клан Кэндока. Название нового клана было обра­зовано из частей имен троих братьев, его возглавлявших. Кэндоки стали, по существу, ниндзя, выполняя заказы на убийства и участвуя в политической борьбе. Другие люди называли их «люди-волки» или «люди-собаки», так как они на телах своих жертв оставляли своеобразные метки—укусы. Хочу отметить, что рукопашный бой стиля собаки не имеет к Кэндокам ника­кого отношения.

Школа Шоу-Дао хранит много притч и легенд. В первую очередь—это легенды и притчи об истории школы и притчи о Великом Мастере. Легенды и притчи позволяли ученикам на­капливать опыт «на чужих ошибках», 'за чужой счет», вдохнов­ляли на дальнейшие достижения в самосовершенствовании, помогали приобретать специальные знания по той или иной теме, раскрывали секретные методы, бывшие на вооружении разных кланов, школ и военачальников.

Для иллюстрации бесед, например, о знании учителя ис­пользовали притчи с сюжетами типа: «о том. как один воин Шоу разрушил замыслы врага, когда узнал и использовал зна­ние о готовящейся ловушке: когда узнал и использовал знание об уязвимом месте в планах врага: когда использовал знание рукопашного боя в битве» и т.д.

Существуют притчи о «мертвом» (то есть бесполезном) и «жи­вом» (полезном) знании и о том, как эти категории при опреде­ленных обстоятельствах меняются местами. К ним относятся притчи о мудреце, который погиб в лесу, так как не знал, как добыть пропитание, и о мудреце, не сумевшем оказать сопротив­ление вражескому воину и погибшем. Из этих притч делается вывод, что только гармоничное развитие и знания из разных областей делают человека неуязвимым в различных ситуациях.

Легенды, притчи и шутки были важным элементом для про­буждения в ученике способности к «осознанию», о которой бу­дет рассказано позже. Фактически при помощи ряда таких осо­знании учителя перестраивали психику своих учеников, фор-

мировали у них мироощущение «школы Спокойствия», уничто­жали многие комплексы и установки, с детства заложенные в подсознании ученика.

Физическая и психологическая подготовка школы Шоу-Дао была очень сложна и многообразна. Помимо многочисленных знаний и умений, включающих в себя глубокие знания по ме­дицине, психологии, управлению психической и внутренней энергией организма, последователи Шоу-Дао создали ориги­нальный стиль рукопашного боя, позволяющий не только за­щитить в случае необходимости свою жизнь, но и дающий воз­можность практически неограниченного физического и психи­ческого совершенствования человека.

В процессе тренировок обучающиеся проходят три малые ступени, составляющие одну большую ступень обучения; де­вять больших ступеней, составляющих первый путь; затем пе­реходят ко второму пути и т.д. Ли говорил, что поскольку для прохождения только первого пути требуется около 100 лет, пос­ледователь Шоу-Дао обучается специальным методам продле­ния жизни, восстановления клеток (в том числе и нервных) и омоложения тканей. Эти методы включают в себя медитации, различные виды массажа, использование лекарственных трав, систему питания и т.д.

В традиционном китайском варианте даже упражнения первой малой ступени слишком трудны для европейца. Это связано как с недостатком времени, так и с желанием европей­цев как можно скорее получить желаемый результат. Европеец стремится изучить сразу как можно больше приемов, китаец же сначала в течение нескольких лет закладывает физическую и психологическую базу для последующего выполнения любых действий и движений (здесь под китайцем подразумевается последователь древних семейных школ у-шу. В современном Китае большинство древних секретов подготовки уже утеряно:

культурная революция погубила многие школы и заставила лучших мастеров покинуть страну).

Приведу один пример. К мастеру одной из школ у-шу при­шел человек и попросил принять его в ученики. Мастер согла­сился и заставил новичка выполнять тяжелую работу. Каждый день мастер жестоко избивал ученика палкой, ничему его не обучая. Через несколько лет ученик научился так хорошо уво­рачиваться от палки, что было почти невозможно в него по­пасть. Только тогда мастер начал обучение. Впоследствии этот ученик тоже стал великим мастером.

Если попробовать отнести стиль рукопашного боя школы Шоу-Дао к какой-либо категории воинских искусств, то скорее всего он займет промежуточное положение между внутренни­ми (Нэй-чиа) и внешними (Вай-чиа) стилями Китая. Дело в том, что Шоу-Дао в равной степени использует как жесткость, так и мягкость, как крут, так и прямую линию, тяготея, впрочем, не­много более к внутренним стилям. Основными канонами стиля являются представление о сфере, пронизанной линиями и кру­гами концентрации внутренней энергии Чи. представление о движении, как о ряде застывших поз, а также чуждая догмати­ке и муштре, основанная на индивидуальных способностях уче­ника система тренировки. Как философия Шоу-Дао, не отбра­сывая мудрость различных религий и верований, выработала свое мировоззрение, так и рукопашный бой этой школы асси­милировал практически все направления боевых искусств, ото­брав из них наиболее эффективные и динамичные моменты.

Рукопашный бой школы Шоу-Дао представляет собой ме­дитативное свободное творчество среди необозримого количе­ства приемов в отличие от жестко регламентированных, осно­ванных на ограниченном количестве отработанных в совер­шенстве приемов школ типа карате и других ортодоксальных направлений.

Однако в Шоу-Дао имеется ряд постулатов, с которых начи­нается обучение и которые являются краеугольными камнями системы. Это те общие принципы, на которых зиждутся зако­ны движения человеческого тела и его энергии.

Рукопашный бой—не основной аспект учения Шоу-Дао. Он был необходим для поддержания хорошей физической формы, а также позволял в случае необходимости защитить свою жизнь. Помимо великолепного владения воинскими искусствами, пос­ледователь школы Шоу-Дао в совершенстве осваивал искусство врачевания, искусство «Вкус жизни» (способность наслаждать­ся жизнью в любых, даже самых тяжелых условиях), искусство общения, искусство управления своей психикой и психикой ок­ружающих его людей, а также знания, искусства и ремесла, необходимые для жизни в обществе.

Я пытаюсь перечислить то, из чего складывалось учение Шоу, но было бы неправильно думать, что обучение знанию Шоу-Дао чем-то напоминало университетское образование с набором обязательных и факультативных дисциплин. Все дис­циплины сливались и переплетались, усиливая и дополняя друг друга, складываясь в единое целое.—искусство «Вкус плода с

дерева жизни»—искусство и философию самой жизни, искус­ство выживания, доведенное до совершенства.

Например, изучая рукопашный бой, ученик, одновременно развивал быстроту мышления, решал стратегические и такти­ческие задачи, подобно шахматисту или игроку в го, пытаясь предсказать поведение противника на несколько ходов вперед. Рукопашный бой был великолепным стимулом для развития сверхспособностей, потому что позволял с легкостью моделиро­вать критические ситуации, почти не встречающиеся в обыч­ной жизни, и тем самым, используя состояния крайнего стрес­са, заставлял человека выйти за рамки своих обычных возмож­ностей.

Медитации, направленные на то, чтобы управлять во вре­мя боя своей энергией, энергией противника и его психикой, могли использоваться и для разрешения сложных ситуаций в обычной жизни, но, поскольку в обычной жизни ситуации, тре­бующие применения сверхспособностей, встречаются сравни­тельно редко, у ученика не было бы стимула усердно занимать­ся ими—рукопашный бой этот стимул создавал.

Ли называл людей, изучающих боевые искусства только ради самих боевых искусств, воинами смерти и говорил, что будо*—это жесткое искусство воинов, искусство смертников. Это искусство людей, не умеющих мыслить вне рамок, в кото­рые их поместили, и вне предназначения, ради которого их создали. Люди, идущие по пути будо, не следуют настоящему искусству, потому что они предназначены для смерти и, хотя они могут получить удовольствие от смерти, сделать это они могут только один раз.

Последователей Шоу-Дао Ли называл воинами жизни—по­тому что основной их целью было прожить и использовать да­рованную им жизнь целиком и полностью, реализовав все свои внутренние резервы и сделав свою жизнь насыщенной, инте­ресной и полной наслаждения.

Если ученика в будо учили главным образом убивать, то ученика Шоу-Дао в первую очередь готовили к жизни, и в слу­чае, когда последователь будо пытается решить свои проблемы силой, последователь Шоу-Дао использует все возможности для того. чтобы избежать прямой конфронтации, но если невоз­можно избежать поединка, приходится драться, и искусство убивать в Шоу-Дао также доведено до совершенства.

* Будокомплекс боевых искусств Японии.

Различие в мировоззрении будо и Шоу-Дао отражается так­же и на отношениях между учителем и учеником.

В будо учитель полностью подчиняет себе личность учени­ка, добиваясь этого иногда достаточно жестокими методами.

Наставник Шоу-Дао делает ученика своим другом и бра­том, потому что подавление личности лишает человека его ин­дивидуальности, способности мыслить и действовать самосто­ятельно и, в результате, затрудняет процесс обучения.

Школой Шоу-Дао разработан сложный этический комплекс правил и ряд специальных навыков, помогающих последовате­лю Шоу-Дао жить в обществе и в клане. Эти правила и навыки были необходимы человеку для охраны от посягательств на его внутреннюю свободу, они спасали его в сложнейших жизнен­ных ситуациях.

Последователи Шоу-Дао никогда не проявляли излишней агрессивности, но и не стояли на позициях всепрощенчества и отрицания насилия. Мера и порядок во всем—один из принци­пов школы.

Зло злу—добро: зло добру—двойное зло;

добро злу—двойное зло: добро добру—добро.

Эти принципы имеют дальнейшее развитие и в канонах ученичества, где каждому ученику дается положенная ему то­лика знания, и пока он не поднялся на ступеньку выше самого себя, он не получает качественно нового знания, так как не умеет с ним обращаться. Целебные зерна знания не должны падать на неблагодарную почву, ибо привносимое в ничто доб­ро становится злом, так как уничтожается и освобождает место для зла.

По представлениям школы Шоу-Дао, для каждого человека существует своя правда, именно та, которая ему приятна, кото­рую он может понять и которая близка его мировоззрению. Учителя Шоу считали, что говорить другую правду человеку— это преступление против него, преступление против правды, которую ты говоришь, и против людей, являющихся носителя­ми другой правды. Последователь Спокойных никогда ни с кем не спорит. Он либо учит тех, кто достоин его учения, либо согла­шается с теми, кто стоит на своем, ибо спорить с убежденным бессмысленно, так же как наливать в чашку с чаем новый чай, не вылив старый.

В школе Шоу-Дао положено соблюдать все обычаи и требо­вания клана, а если человек попадает в другое сообщество лю-

дей, необходимо выполнять любые обычаи того сообщества. Спокойные смогли выжить и сохранить свое учение именно благодаря тому, что внешние проявления никогда не ставились над внутренними, а великая сила спокойствия и твердого рас­судка побеждала эмоции и желания первых порывов души.

Однажды я спросил Ли, почему Шоу-Дао, одна из лучших систем жизни, которая учит человека, как быть счастливым и бессмертным, не получила широкого распространения.

Ли сказал, что люди боятся бессмертия и что им нравится болеть.

—Так бывает,—добавил он,—когда одни не хотят брать, а другие не желают отдавать.

— Ну, второе понятно, —сказал я, —а первое?

— Люди боятся сложного и потому упрощают: люди боятся цельного и потому разделяют: люди боятся чужого разума и остаются при своем; люди боятся истории и создают свою; все­го берут по кусочку; изменяют, а не дополняют; охотно уходят на ложный путь, который кажется кому сложнее, а кому легче; одно и то же понимают по-разному: хотят, не хотят или завиду­ют. Нужно ли приводить еще примеры?—спросил Ли.

— Мне показалось, что я понял, но что такое «хотят, не хо­тят»?

— Очень сильно желать так же вредно, как внутренне не желать, внешне вовлекаясь в поток. Только спокойный познает равномерно и надежно, не забывая о гранях жизни.

(Грани жизни—это, согласно восточной теории пяти перво­элементов, земля—материальное благополучие, огонь—духов­ное благополучие, дерево—радости жизни, вода—управление , временем и собой и воздух—единение со всем остальным.)

Этика, философия, медицина, как, впрочем, и любой дру­гой аспект учения Шоу-Дао, имеют неразрывную связь с руко­пашным боем. Приведу пример, когда, казалось бы, чисто эти­ческая концепция находит использование в боевой ситуации.

Законы школы гласят: «Проявляй уважение к тем, кто дос­тоин его, ибо в этом нет ничего постыдного: проявляй уваже­ние к тем, кто жаждет его, ибо в этом нет ничего трудного; проявляй уважение к тем, кто недостоин его. если это тебе по­зволят обстоятельства, ибо в каждом есть что-то достойное ува­жения».

Между внутренним уважением и внешним его проявлени­ем—огромная пропасть. Так, ты можешь уважать врага и дол­жен уважать врага, но последователь Шоу-Дао, даже в случае, если с ним на бой идет ребенок, приводит себя в полную боевую готовность, так как если бы на него в атаку шел опытный воин. Тем самым проявляется уважение к недостойному уважения, ибо этим последователь Шоу-Дао застрахован от неожиданнос­тей.

А вот еще одна философская концепция Спокойных.

В мире нет ничего удивительного, так как в мире все удиви­тельно, и поэтому удивляться чему-то одному—это означает терять картину мира в целом и, следовательно, становиться уязвимым. Только разлитое спокойное удивление окружающим нас миром приносит наслаждение им. заставляет каждодневно ощущать его вкус по-новому и приносит знание о нем.

В мире нет четких ответов, в мире есть лишь желание чего-то. Ты не можешь сказать «да», ты просто желаешь этого; ты не можешь сказать «нет», так как отрицательный ответ—лишь проявление твоих желаний. Если ты не веришь во что-то, это значит, что ты не желаешь в это верить, и это вовсе не значит, что этого нет. То же самое и с твоим желанием верить.

Истинное равновесие между движением и покоем—это спо­койствие.

Истинное равновесие между «да» и «нет»—это Шоу.

И философия Шоу-Дао, и рукопашный бой этой школы не­разрывно связаны с повседневной жизнью последователей уче­ния Спокойных. Рукопашный бой—это отражение внутренне­го состояния человека, и в бою с равным противником решаю­щую роль играют отрешенность и контроль, спокойное созер­цание ситуации среди намеренно вызванных эмоций и ощуще­ний. Причем намеренно вызванные эмоции могут быть любы­ми—от изображения бешеного неистовства для того. чтобы испугать противника, до изображения страха и слез. чтобы обмануть противника.

Довольно грубую и неполную классификацию различных аспектов учения Шоу-Дао можно представить следующим об­разом:

I. Этико-философская концепция учения, в том числе обос­нование смысла жизни, счастья, свободы, ответы на все извес­тные вопросы человечества.

II. Воинское искусство.

1. Бой без оружия против одного или нескольких, воору­женных или безоружных, пеших или конных противни­ков в любое время года и суток, в любой местности или стихии (вода, огонь, земля, воздух, дерево).

2. Бой с оружием. Изучение десятков разновидностей ору­жия. классифицирующихся по своей принадлежности к пяти стихиям. Обучение начиналось с искусства владе­ния камнем, веревкой, палками разной длины и хитро­умными комбинациями этих природных видов оружия. Через работу с предметами закладывались основы тех­ники движения в бою.

3. Бой против вооруженного противника. Имеются в виду способы взаимодействия в бою группой, а также ведение боя как группой, так и в одиночку против войсковых формирований.

4. Метательное оружие, в том числе арбалет и лук. Все раз­новидности боя с использованием этого оружия и про­тив него, а также умение метко метать практически лю­бой предмет, уходить от поражения метательным оружи­ем или брошенным предметом. Использование зажига­тельных снарядов, приспособлений и многое другое.

5. Бой со зверем, а также укрощение, манипулирование и подчинение различных живых существ.

6. Искусство разведки, уловки, хитрости, включающие ши­рокий спектр знаний, необходимый для выживания кла­на.

7. Военная тактика и стратегия, а также искусство стратегограмм, — построение военной хитрости на основе ка­кой-нибудь идеи. например «уходя-подойти» и т.д.

III. Управление внутренней энергией и ее использование в боевой ситуации и в целях оздоровления.

1. Работа с сексуальной энергией, базирующаяся на упраж­нениях «спящей собаки» (образ внутренней энергии).

2. Техника «ядовитой руки», позволяющая убивать или па­рализовать противника легким прикосновением пальца.

3. Развитие экстрасенсорных способностей для обнаруже­ния и предугадывания действий противника и для бес­контактного воздействия на него.

4. Ци-гун Шоу-Дао и использование внутренней энергии для лечения и самолечения.

IV. Общение и управление собой и другими людьми или «по­едание плода с Дерева Жизни» — стройная концепция взаимо­действия с другим человеком, группой или толпой людей на физическом, энергетическом, подсознательном, психическом и других уровнях одновременно для достижения определенных целей.

V. Система «Вкус плода с дерева жизни». Как говорят по­следователи Шоу-Дао, это система, «с помощью которой дости­гаются все цели». Эта система предусматривает развитие всех органов чувств, тела и различных способностей; управление любыми процессами, происходящими в теле человека, в обще­стве и в ближайшем его окружении; искусство выживания: фор­мирование оптимистического взгляда на жизнь и соответствую­щего душевного настроя: искусство наслаждения земными ра­достями; медитативное осознание жизни и многое другое.

VI. Традиции и ритуалы. Они основывались на системе мы-слеобразов членов клана и предназначались для преобразова­ния сознания и мироощущения ученика. Сюда входили ритуа­лы посвящения, ритуалы общения с природой и многое другое.

VII. Медицинские знания.

1. Массаж и самомассаж, контактный и бесконтактный, осознанный и бессознательный, выполняемых челове­ком или животным, с использованием снадобий и при­способлений, в разных средах (стихиях—вода. огонь, земля, воздух, дерево) и т.д.

2. Медитативные и дыхательные оздоровительные упраж­нения.

3. Система правильного питания.

4. Использование лекарственных средств растительного, минерального и животного происхождения.

5. Методики омоложения и т.д.

Все это представляло из себя единое целое и часто имело иные формы, не те. с которыми ассоциируются приведенные выше термины у современного человека.

Медицинские знания клана Шоу-Дао были необычайно глу­боки и разносторонни. Отношение к здоровью членов клана было очень ответственным.

Как правило, не было болезни, перед которой спасовали бы целители Шоу-Дао. Если же будущему ребенку предстояло с самого рождения стать членом клана, то забота о его здоровье начиналась задолго до его появления на свет.

Последователи Шоу-Дао еще на том. раннем, примитивно-материалистическом уровне развития своего сознания, обозна­чая полуязыческими символами силы и явления природы, ко­торым не могли дать объяснения, четко и ясно определили все основные правила лечения больных. Придерживаясь образа че­ловека-дерева, Спокойные выделили и основные пути проник-

новения болезни в организм. Болезнь, проникающая через семя.—это заболевания, заимствованные от родителей в скры­той или явно выраженной форме. Путь болезни через корни— это болезнь, попавшая в организм с едой и питьем; через кору и соки—проникшая через кожу и кровь, через ветви и листья— через легкие. Кроме того, изучался дисбаланс стихий и питаю­щих дерево элементов, т.е. огня, воды. земли и воздуха. Каждая из этих категорий сама по себе несла опасность нарушения ритма правильной жизни, и какое-либо отступление от нормы, изменение качества или количества, а также переход из одного состояния в другое уже таили в себе опасность для человека-дерева.

Несколько тысяч наименований компонентов растительно­го, животного и минерального происхождения использовались в лекарственных сборах. Сбор подбирался индивидуально к каждому человеку и был направлен против всех недомоганий организма в целом, а не против одной конкретно выбранной болезни. Лишь в крайнем случае, когда того требовали обстоя­тельства, больного лечили ступенчато, изгоняя из организма одну болезнь за другой.

Последователи Шоу-Дао в борьбе с болезнями использова­ли самые разнообразные методы. Помимо лекарственных, эк­страсенсорных. диетических, массажно-мануальных и рефлексотералевтических способов воздействия. Шоу с успехом при­меняли как индивидуальные, так и групповые психотерапевти­ческие воздействия, сеансы гипноза и медитации.

Естественно, что все это называлось по-другому, да и вне­шняя атрибутика была совсем иной, но для современного чита­теля более понятны привычные для него термины.

Медицинские знания передавались из поколения старших братьев поколению младших братьев не только практически, но и теоретически, в устной форме. Приходилось выучивать наизусть огромные куски речитатива, посвященные той или иной теме. Неудивительно, что много знаний было утеряно, часть их терялась при переводах с одного языка или наречия на другой. Поэтому из среды Шоу со временем стали выделять­ся люди, основной целью которых было сохранение медицинс­ких знаний, в те далекие времена несших в себе признаки не только милосердного спасения от недугов, но и тайного, гроз­ного оружия.

Несмотря на хорошее знание медицины, немногие из клана доживали до достаточно почтенного возраста. Бесконечные кровопролитные стычки с другими кланами, междоусобные войны феодальных правителей уносили много человеческих жизней. Живя в миру. большинству членов клана просто не хватало времени выполнить необходимую для их физического и духовного совершенствования программу, а значит, и освоить более высокую ступень учения. И вновь понадобились Храни­тели знания. Все знания, в том числе и медицинские, были разбиты на части, и после прохождения первичного семидеся­тилетнего обучения по общим основам Шоу-Дао ученика по­свящали в тайные разделы знаний, в которых ему предстояло совершенствоваться до конца пути, а потом так же передать ученикам. Знание клана стало еще более уязвимым. Если по какой-либо причине член клана должен был мигрировать в дру­гие области или страны, он не мог увезти с собой все знания Шоу-Дао, а оставшиеся на месте не могли воспользоваться теми секретами, в которые был посвящен уехавший или ушедший в другую местность брат. Естественно, что и все находки и от­крытия в различных областях знания, сделанные на новом ме­сте ушедшим братом, не могли стать достоянием оставшихся.

По причине нехватки времени для выполнения требований учения в отношении упражнений физического, духовного и ме­дитативного плана в Шоу-Дао было введено своеобразное послушничество, по требованиям которого младшие братья бра­ли на себя хозяйственные заботы, приготовление пищи, выра­щивание съедобных и лекарственных растений. Тогда же пос­ледователи Шоу-Дао начали организовывать мелкие поселе­ния, куда приходило лечиться контактировавшее с кланом Шоу местное население. Тогда же были сделаны первые попытки сохранения знаний клана в письменном виде.

Так. по словам моего Учителя, у Учителя его Учителя храни­лась уникальная рукопись, посвященная лечению ряда заболе­ваний путем поселения больного в той или иной местности, даже, скорее, месте, ограниченном пространстве в несколько квадратных метров, где он должен был находиться определен­ное время в определенных позах.

Шоу лечили и запахами трав и минералов, и грязевыми ваннами, которые составлялись на основе ряда трав и препара­тов животного происхождения. Некоторые лекарства готови­лись долго и сложно. Например, туша быка, специальным об­разом приготовленная, нашпиговывалась растительными, жи­вотными и минеральными препаратами, и закапывалась на несколько десятков лет в каком-либо месте, а данные о распо-

ложении этого места передавались младшим братьям вместе с рецептом приготовления из туши лекарства или грязи.

Исключительно интересным был метод лечения «сын неба —дочь земли», связанный как с управлением энергией, так и с методами самогипноза и групповой психотерапии. Больной вводился группой последователей Шоу-Дао в состояние, подоб­ное гипнотическому, в котором он представлял себя малой час­тью Вселенной, обоеполым зародышем, слившимся воедино с отцом-небом и матерью-землей. После транса, который длился 36 часов, выздоровевший больной приходил в сознание.

Уникальность Шоу-Дао, с моей точки зрения, заключается именно в разнообразии способов воздействия на человеческий организм, в каждодневном совершенствовании и улучшении функционирования как внутренних органов и органов чувств, так и всего организма в целом, а также в постоянных положи­тельных установках, направленных, с одной стороны, на ощу­щение молодости, причем в ее оптимальном варианте, а с дру­гой—на постоянное ощущение радости бытия и силы жизни.

Помимо моих встреч с Учителем, в книге я попытался опи­сать и другие события, происходившие непосредственно во вре­мя моего ученичества и до него, потому что эти события во многом влияли на мои отношения с Ли, и, кроме того, мне хоте­лось воспроизвести атмосферу того времени—начала 70-х го­дов, когда сведения о боевых искусствах, помимо традицион­ных самбо и дзю-до, захлестнули Советский Союз и увлечение боевыми искусствами, приняв характер эпидемии, во многих случаях переходило все разумные пределы.

ГЛАВА I

Увлечение боевыми искусствами захватило меня с девятого класса, когда я записался в секцию самбо при Сельскохозяй­ственном институте. Впоследствии я начал изучать дзю-до под руководством Игоря Васильевича Бощенко и Вячеслава Ловягина.



К концу девятого класса я впервые услышал о карате и, продав коллекцию марок, купил набор фотографий, сделанных с польского учебника карате, где были показаны основные стойки, удары руками и ногами, разные ударные части. Я очень увлекся этим, тогда еще практически неизвестным и почти ми­фическим видом единоборств.

Через моего тренера я доставал различную литературу по боевым искусствам, но, в основном, это были книги по самообо­роне, джиу-джитсу, чехословацкие, немецкие и другие учебни­ки.

На первом курсе института я узнал, что несколько моих бывших одноклассников занимаются карате у легендарной тог­да в Симферополе личности по кличке Мишель. Настоящее имя Мишеля было Эльюнси Мухаммед. Он был подданным Туниса и учился в Симферопольском медицинском институте. По сло­вам его учеников, Эльюнси был обладателем высоких титулов в различных дисциплинах будо. Мои друзья—ученики Эльюнси —обучали меня его технике на лестничной площадке одного из жилых домов Симферополя. На лестничных площадках ниж­них этажей обычно целовались влюбленные парочки, а самая верхняя площадка заменяла нам спортзал. Терпеливые жители дома покорно сносили какофонию звуков, складывающуюся из вздохов и стонов влюбленных и ударов, рычаний и криков, до­носившихся сверху. Наши тренировки продолжались долгие часы, иногда до двух-трех часов ночи.

По сравнению с самбо и дзю-до в карате и системе Мишеля меня поражали простота, четкость и эффективность приемов. и сама эта простота и новизна иногда казались одновременно шокирующими и завораживающими.

Тогда-то в полной мере и зародилась во мне страсть к бое­вым искусствам, потому что спортивное самбо и дзю-до меня давно не удовлетворяли своей усложненностью и тяжеловесно­стью. Мне захотелось отыскать или создать самому наиболее эффективную систему рукопашного боя.

По городу поползли слухи, что я увлекаюсь карате, и ко мне потянулись многие из тех, кто интересовался боевыми искусст­вами. У меня появились ученики, и мы тренировались где толь­ко возможно—в лесу, в поле, подвале, на улицах, в квартирах, на лестничных площадках.

Потом я познакомился еще с несколькими студентами са­мых разных национальностей, которые в своих странах изуча­ли рукопашный бой, и обучался у них. Постепенно сформиро­вался устойчивый круг общения среди энтузиастов кунг-фу, карате и представителей других стилей и направлений.

К сожалению, атмосферу, царившую в этом круге, трудно было назвать благоприятной и дружественной. Тут были и со­перничество. и самоутверждение, и молниеносно распростра­няющиеся самые невероятные сплетни и легенды друг о друге. Одну из таких удивительных легенд о самом себе я услышал однажды в поезде от случайного попутчика. Я возвращался из Одессы в Симферополь, и в купе со мной ехал молодой человек с костяшками рук, деформированными от ударов.

Я спросил его. занимается ли он карате, и он, необычайно от этого вопроса воодушевившись, начал мне рассказывать. что он близкий друг Медведева и тренируется у него. К моему удивлению, я узнал, что под Новоромановкой у меня есть тай­ный подземный город с тренировочными залами, где я обучаю избранных, что другие каратисты и кунгфуисты мне платят дань, и вообще, что я—отец крымского кунг-фу. Рассказ изоби­ловал массой подробностей, например, о тайных ключевых сту­ках, которые используются для того, чтобы открыть тот или иной канализационный люк, который выводит в определенное место подземного города. Мимоходом он упоминал о каких-то тайных приемах, которые я якобы ему показывал.

Прощаясь со своим попутчиком на вокзале, я попросил его познакомить меня с Медведевым, и он клятвенно обещал мне сделать это. Впоследствии я несколько раз случайно встречал его в городе, и каждый раз он снова и снова обещал устроить мне встречу с Медведевым, но по каким-то причинам эта встре­ча всегда откладывалась.

Месяца через три я встретил его в компании общих знако­мых, и, выяснив, наконец, кто я такой, он, к моему удивлению, упал передо мной на колени и начал биться головой о землю, умоляя пощадить его. Слегка напутанный такой бурной реак­цией, я поспешил его успокоить, сказав, что я только благода­рен ему за то, что он так веселил меня все это время и что я не держу на него зла.

До меня периодически доходили десятки самых разных сплетен обо мне, например, что я сумасшедший и для развле­чения периодически с разбега головой пробиваю заборы (эта история появилась в самом начале моего знакомства с Ли, ког­да он действительно показал мне, как в прыжке он пробивает головой забор из толстых крепких досок, и я рассказал об этом своему знакомому, но у меня и в мыслях не было пытаться по­вторить это самому).

После того, как я рассказал кому-то, что я видел, как иност­ранный студент в низких стойках проходил под столом и быст­ро перемещался вокруг его ножек, делая перекаты, появилась сплетня, что во время тренировок я залезаю под стол и кричу не своим голосом.

Тогда я еще не до конца понимал все возможные послед­ствия такой, слегка нездоровой популярности. Ко мне стали обращаться люди с предложением, чтобы я работал на них, оказывая в некоторых случаях довольно рискованные и сомни­тельные услуги. Теневые дельцы предлагали мне стать телохра­нителем или заниматься выколачиванием денег из должников. Мне приходилось быть очень дипломатичным, чтобы, с одной стороны, не влезать ни в какие тайные аферы, а с другой сторо­ны, не обидеть людей, имеющих достаточно большое влияние и власть, да к тому же хорошо ко мне относившихся.

Хотя официально считалось, что в те времена в Советском Союзе не было организованной преступности, на самом деле она существовала. Через людей, которые предлагали мне рабо­ту, я познакомился с некоторыми влиятельными людьми, и хотя я отказывался сотрудничать напрямую, ссылаясь на уче­бу, тренировки, больную мать и полную нехватку времени, я не всегда мог отказаться от приглашения просто прийти в гости и поговорить. Больше всего во время этих посещений меня инте­ресовали книги и журналы по боевым искусствам, которые в то время официально не разрешалось провозить через границу.

Очень интересным моментом моей жизни было знакомство

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Книга 1 Ирина Медведева
4531,53kb.
Нетрадиционные формы работы как приём формирования мотивационно-познавательной деятельности учащихся Живое слово учит Журба Ирина Ивановна, учитель русского языка и литературы первой квалификационной категории Козенки
115,69kb.
«санкт-петербургская акдемия управления и экономики»
454,9kb.
Если есть книга, которая могла бы спасти мир, то эта книга перед вами
2256,12kb.
Т. Б. Епифанцева и др. Ростов н/Д: Феникс, 2007. (Сердце отдаю детям) Эта книга
5186,89kb.
П. В. Берснев Ветхозаветные апокрифы: Книга Еноха; Книга Юбилеев, или Малое Бытие; Заветы двенадцати патриархов
169,15kb.
Книга в век компьютера сборник исследовательских работ по итогам I республиканской ассамблеи
994,5kb.
Зависимость: семейная болезнь
4615,23kb.
Инструкция к использованию Книги Excel "Анализ выборки"
74,28kb.
Книга «Почему нарушаем»
331,58kb.
Котлярова Ирина Владимировна, учитель русского языка и литературы, тел: (86736)5-05-07
159,3kb.
Владимир Львович Леви Как воспитывать родителей или новый нестандартный ребенок о чем эта книга
3872,66kb.