minevi.ru  
страница 1 ... страница 24страница 25страница 26страница 27страница 28
скачать файл
В настоящее время в Кыргызстане идут сложные, порой драматичные процессы становления новой социокультурной системы. В целях их детального изучения в целостном поле культуры дифференцируются три подсистемы. Здесь за основу берется понимание культуры как способа человеческой деятельности, которая по определению М. С. Кагана выступает в трех основных формах: духовной, материальной и художественной1. Развитыми и показательными для республики элементами указанных подсистем представляются религиозные практики, культура жизнеобеспечения и музыка.

Перманентное обновление считается важным свойством культуры. Оно реализуется на практике в процессе порождения новых культурных форм, а также наследовании и трансформации существующих2 в результате адаптирования к изменяющимся условиям жизни. Культурные формы могут также заимствоваться. Под адаптированием понимается двоякая деятельность: с одной стороны, приспособление сообществ к усло

1 См.: Каган М. С. Философия культуры. —СПб.: Петрополис, 1996. С. 181.

2 См.: Флиер А. Я. Культурогенез. — М.: РИК, 1995. С. 8.

532




виям существования путем выработки новых технологий, а с другой — изменение окружающей среды под свои потребности.

Необходимо отметить, что характер современных процессов обновления культуры в республике во многом обуславливается тем, что культура Кыргызстана с древнейшего периода не была однородной, так как процессы адаптирования к окружающей среде, в результате которых формировались соответствующие пласты наследия, проходили посредством земледельческого и скотоводческого типов хозяйствования. Значимый пласт сложился в советский период в результате приобщения населения республики через русскую культуру к общеевропейским ценностям.

Формирование нового современного пласта происходит под влиянием глобализации. Процессы интеграции республики в мировое глобальное пространство начались в постсоветский период в условиях идеологических поисков и коренных преобразований в разных сферах. В этот период огромное значение приобрела проблема соотношения новаций и традиций. С одной стороны в эпоху глобализации, чтобы не остаться на обочине истории, республика проводит преобразования инновационного и модернизаци- онного характера, а с другой в регионе идет активный процесс возрождения и трансформации традиций, связанный, особенно в первые годы суверенитета, с проблемами мировоззренческой ориентации и поисками национальной идентичности.

Опыт первого периода перестройки показал, что успех преобразований зависит в первую очередь от преодоления социокультурных противоречий. Реформы принципиально выходящие за рамки менталитета основной массы населения страны, разрушающие привычную картину мира и не учитывающие культурно-самобытные ценности не находят поддержки общества и тормозят развитие культуры.

Процессы обновления в духовной культуре идут медленнее, чем аналогичные процессы в других сферах, сильнее зависят от социокультурных предпосылок и представляют исключительную важность для развития общества, так как обновление на уровне ценностей может не только трансформировать духовную жизнь, но и влиять на развитие в других подсистемах культуры. Из элементов духовной культуры в республике наиболее целенаправленно обновляются религиозные практики.

Современная ситуация во многом обусловлена историческими предпосылками. К древнейшим традиционным верованиям кыргызов-кочевников относятся культ предков, почитание огня, шаманизм и тенргианство — поклонение небу. В центрах оседлости в разное время были распространены зороастризм, буддизм и некоторые направления христианства, а с VIII в. — ислам. Нужно отметить, что кочевая часть населения вплоть до XIX в. оставалась слабо исламизирована1. Однако к концу XIX в. ислам, не вытесняя древние верования, стал преобладать. Во многом потому, что он возглавил национально-освободительные движения в регионе и стал восприниматься в качестве традиционной религии тюркоязычных народов Центральной Азии.

В советский период официально доминировала коммунистическая идеология. После распада Союза идеологический вакуум и провозглашенная свобода вероисповедания создали условия для развития в республике разнообразных религиозных движений. Религиозные организации бурно развивались, получая помощь из-за рубежа. Для контроля над их деятельностью, а также для предотвращения развития среди населения идей экстремизма была создана Государственная комиссия по делам религий Кыргызской Республики.

В условиях обращения граждан к истории и традиционным ценностям быстро возродился и укрепился ислам, который был поддержан государством в качестве веду

1 См.: Валиханов Ч. Ч. Следы шаманства у киргизов // Собр. соч.: В 5 т. Т. 4. С. 54.

533




щей религии. В республике было создано Духовное управление мусульман Кыргызстана (ДУМК). В целях соответствия реалиям современного мира Духовным управлением была учреждена газета «Ислам маданияты» («Мусульманская культура»), открылись исламские культовые и учебные заведения, в настоящее время число мечетей составляет 19131.

Наследовались в форме обычаев элементы тенгрианства — древнего верования народа. Проводились опыты создания на этой основе новой национальной идеологии. В госкомиссию по делам религий Кыргызской Республики поступила заявка для того, чтобы официально зарегистрировать тенгрианство в качестве религии. Нужно отметить, что после исламизации населения Кыргызстана, оно в определенной мере дополнило мусульманскую обрядовую практику. Тенгрианство содержало обряды, важные при скотоводческом типе хозяйства: лечение и оберегание животных, особые заклинания и т. д., чего не было в исламской ритуальной практике. В настоящее время элементы тенгрианства сохраняются в обычаях, языке и быте, отражая особенности национального мировосприятия.

Возродились ранее существовавшие на территории Кыргызстана православные церкви. Среднеазиатская и Бишкекская Епархия Русской Православной Церкви отметила в 2011 г. 140 лет со дня основания. В Кыргызстане, по данным Государственной

w 2

комиссии, в настоящее время функционирует 49 православных церквей и храмов .

Граждане стали получать религиозное образование за границей, а в республику из западных и восточных стран прибыли миссионеры. Они привнесли в культуру новые для Кыргызстана религии. Например, различные направления протестантизма, который находит своих последователей среди студенческой молодежи и представителей интеллигенции так как, на наш взгляд, им близка европейская система мировоззрения. Из христианских церквей протестантские имеют большую популярность среди коренных жителей, из-за обширной работы с различными группами населения и развитых систем привлечения новообращенных.

Появились общины Евангельских христиан-баптистов, Христиан Веры Евангельской, Адвентистов, Свидетелей Иеговы, Пятидесятников, Пресвитериан и другие. В целом действует 291 община3. Молодежь может переходить из церкви в церковь, и учиться в открывшихся библейских колледжах «Шелковый путь» и «Свет Азии», теологических институтах «Эммануил», «Саран» и Международном заочном Библейском Университете.

Возникли новые практики, созданные на основе местного культурного опыта. Среди них нужно отметить культ эпического героя Манаса, который имеет генетическую связь с культом предков. «По нашим наблюдениям и личным беседам эпос «Ма- нас» может стать основой особой культурно-религиозной идентичности, которая, разумеется, имеет окраску других религиозных культур, особенно ислама, но в перспективе вполне самодостаточна и автономна», — пишут исследователи Т. Ф. и М. А. Сиверце- вы4. Почитание Манаса особенно распространено в сельской местности.

В новых условиях происходит трансформация традиционных верований, которые сохранились в советский период в форме обрядов. Например, если кто-то из членов семьи болеет, то принято окуривать комнаты веточками священных деревьев, чаще всего

1 Данные Государственной комиссии по делам религий (исх. № 02-16/604 от 2 августа 2011 г.)

2 Кабак Д., Эсенгелъдиев А. Свобода вероисповедания в Кыргызской Республике: обзор правового обеспечения и практики. — Бишкек, 2011. С. 23.

3 Там же. С. 23.

4 Сиверцева Т. Ф., Сиверцев М. А. Религиозные меньшинства в Киргизии: опыт полевого исследования. // Восток: Афро-Азиатские общества: история и современность. 1998. № 2. С. 103.

534




арчи, что связано с культом огня и верой в очищающие свойства дыма. Появились новые секты, учения которых в некоторых случаях переплетаются с представлениями традиционных верований.

Религиозный плюрализм при его положительных сторонах, может способствовать появлению общественно опасных движений и сект. В их число на территории Кыргызстана входят Высшая универсальная церковь Даосского учения, служители которой обещают приобщить своих последователей к иным мирам; Церковь Махариши, проповедники которой погружают последователей своего учения в транс, по предположению специалистов, не исключено глубокое воздействие на психику; Церковь саентологии доктора Хаббарда.

Предметом особой тревоги остается активизация религиозных экстремистских течений: радикальной происламской организация Хизб ут Тахрир аль ислами, Организации освобождения Восточного Туркестана (Шарки азат Туркестан), Исламской партии Туркестана, Аль-Каиды, Талибана1 и других. Среди главных причин развития радикальных идей исследователи называют высокий уровень безработицы, обострение и социально-экономических проблем, которые вызывают особенно у молодежи стремление изменить существующий режим2. Деятельность указанных движений запрещена на территории Кыргызстана.

В целом, как показывают данные, в современной культуре республики действуют разные религиозные практики, как на основе собственных традиций, так и пришедшие с востока и запада.

Связанные с практической стороной деятельности социума процессы обновления материальной культуры проходят активно и показывают, что данная подсистема быстрее других приспосабливается к новым условиям. Большинство трансформаций ее элементов носит стимулированный характер за счет деятельности частных лиц и государственных учреждений.

Неотъемлемой составляющей кыргызской традиционной кухни как части культуры жизнеобеспечения являются горячие и прохладительные напитки, которые готовились для семейного употребления. Их особенность заключается в том, что многие из них больше похожи на жидкие каши. Горячие напитки представлены разными видами чая. На жарком юге традиционно любят зеленый, в столице — черный, а в высокогорных районах распространен так называемый ак чай, то есть белый чай, в состав которо-

3 ,


го входит обжаренная в топленом масле мука . Прохладительные напитки делятся на две группы. К первой относятся традиционные для кочевников напитки на основе, во- первых, молока, например, кумыс; во-вторых, мясных бульонов — ак серке, а в третьих, перемолотого зерна — максым. Вторая группа, в которую входят малиновые, виноградные, абрикосовые шербеты и соки раньше распространялась в основном среди оседлого населения.

В советское время в республике наладили производство кваса, лимонада и газированной воды, которыми был представлен ассортимент безалкогольных напитков республики к концу 80-х гг. XX в.. Когда в перестройку заводы по их изготовлению перестали работать, то жители, особенно городские, перешли на недорогие напитки из растворимых порошков, которые летом разводили и продавали на разлив. При этом в сельской местности продолжали готовить традиционные напитки, например, зерновой

1 Решение Первомайского районного суда г. Бишкек от 15 сентября 2006 г.

2 См.: Молдалиев О. А. Исламский экстремизм в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. 2000 г. №5. С. И.

J См.: Современная киргизская кухня / Сост. С. Ш. Ибрагимова. — Фрунзе: Гл. ред. КСЭ, 1989. С. 3.

535




напиток максым. Опыт приготовления данного напитка на продажу в условиях жаркого и сухого климата оправдал расчеты взявшегося за это дело предпринимателя Т. Эгем- бердиева.

Традиционно напиток готовился вручную и срок его хранения не превышал одно- го-двух дней, поэтому потребовалась новая технология производства и промышленное оборудование. В ходе экспериментов, которые заняли несколько лет, традиционный напиток трансформировался, а его обновленный вариант быстро стал популярным в народе и получил новое название шоро. Высокий спрос стимулировал разработки новых технологий для промышленного производства кисломолочных продуктов — кумыса и чалапа. Кроме того, наследовались такие традиционные напитки, как жарма или бозо, а также сохранились промышленные напитки предыдущего периода — лимонад и квас. Из заимствованных продуктов успешно реализуются напитки типа кока-кола, которые были привнесены из американской культуры. Из кавказской культуры заимствовался тан, а из монгольской аршан, которые быстро стали популярными наряду с традиционными напитками. В короткие сроки в республике сложилась новая система культуры жизнеобеспечения.

Процессы обновления художественной культуры республики носят скорее спонтанный характер и полностью зависят от деятельности творческих личностей.

К числу древнейших жанров в условиях кочевого образа жизни относятся трудовые, обрядовые и лирические песни, а также инструментальная музыка. Из музыкальных инструментов самыми распространенными считаются комуз — трехструнный щипковый инструмент и кыл-кыяк — струнный смычковый инструмент1. Особый слой кыргызской народной вокальной музыки составляет творчество певцов-импрови- заторов — акынов. Видное место среди произведений устного фольклорного творчества занимают эпические поэмы, наиболее значимой из которых является сказание о богатыре Манасе.

В советское время начался процесс трансформации и модификации музыкального фольклора. Например, старинная трудовая песня «Бекбекей», которая исполнялась с магической целью защиты стада от хищников, во время коллективизации, переродилась в «Колхозный бекбекей». Кошок — плач по умершему — в новых условиях приобрел вид рассказа о трудовых делах и моральном облике человека. В целях сохранения музыкального наследия был создан оркестр народных инструментов. Возникли новые музыкальные жанры — опера, музыкальная драма, симфонический и камерный оркестр. Были созданы специальные институты, театры и филармония. И на основе этого сформировалось профессиональное музыкальное искусство.

В настоящее время в музыкальной культуре сохраняются созданные в предыдущий период профессиональные институты и музыкальные жанры, но более востребованы композиторы, которые пишут музыку для известных певцов, телевизионных программ и фильмов.

На официальной сцене доминирует жанр популярной музыки, который как использует образы и мелодии народного искусства, так и подражает модным в определенный период зарубежным исполнителям. Популярная музыка, представленная произведениями лирического характера, востребована среди разных слоев населения. Первые вокально-инструментальные ансамбли популярной музыки исполняли авторские песни на кыргызском и русском языках под аккомпанемент «живых» инструментов. Самыми успешными из них считаются группы «Элее» и «Инсан». В это же время под влиянием зарубежных женских коллективов возникли группы «Кыз бурак» («Де

1 См.: Виноградов В. Киргизская народная музыка. — Фрунзе: Киргизгосиздат, 1958. С. 155.

536




вичий родник»), «Элегия», «Импульс», которые старались подчеркнуть национальный колорит и иногда пели любимые публикой народные песни. Представители старшего поколения, такие как Бек Борбиев, Айчурек Иманалиева и другие продолжают традиции эстрадной песни, сложившиеся еще в советское время, и поют народные и военно- патриотические песни, романсы и произведения классического репертуара.

В столице возникли коллективы из числа непрофессиональных музыкантов, которые развивают такие новые для республики направления, как рок или джаз. При этом на фестивалях исполняются песни собственного сочинения преимущественно на русском и английском языках, наметилась тенденция создания произведений на кыргызском языке. Это позволяет музыкантам выступать как внутри республики, так и гастролировать в странах ближнего и дальнего зарубежья. В клубах эти же группы могут исполнять так называемые съемы — то есть произведения, заимствованные из западных и восточных культур. Большую популярность имеют песни на турецком языке, что объясняется наличием в республике турецких лицеев, университетов и предприятий.

Наследовались и развиваются традиционная этническая музыка и песни, которые предпочитают в первую очередь сельские жители, гости республики, а также собиратели и ценители фолка. Наметилась тенденция создания произведений на основе синтеза этнофолка и музыки новых жанров, в частности джаза. На основе растущей популярности этого направления получила развитие специфическая форма кочевого фольклорного театра. Этот театр может ездить по селам и городам с небольшими мобильными декорациями и выступать на площадках под открытым небом или в сельских клубах. Спектакли фольклорных театров пытаются сделать эпические произведения понятными и близкими широкой публике на основе сочетания разных форм и жанров: фольклорноэпического наследия, драматического театра и мюзикла. Спектакль «Завещание» кочевого театра «Сахна», в котором поднимается тема конфликта между человеком и природой, получил приз «Театр 21 века» на фестивале в Москве.

Театрам, которые работают в крупных жанрах оперы и балета, сложно перестроиться и найти себя в новых реалиях. На сцене ставятся произведения, созданные в предыдущий период. Создание новых произведений в этих жанрах требует усилий ряда специалистов и серьезных денежных вложений. Эти проблемы могут решаться при помощи государства, а также через стимулирование интереса населения, привлечения молодых исполнителей и управленцев нового типа.

Таким образом, темпы и характер процессов обновления в выделенных сферах культуры неравномерны. Их оптимизация во многом зависит от продуманной культурной политики, основанной на изучении культурных практик и направленной на инновационное развитие с учетом жизнеспособных традиций.

Список литературы

Каган М. С. Философия культуры. — СПб.: Петрополис, 1996.

Флиер А. Я. Культурогенез. — М.: РИК, 1995.

Валиханов Ч. Ч. Следы шаманства у киргизов // Собр. соч.: В 5 т. Т. 4.

Мамаюсупов О. Ш. Вопросы (проблемы) религии на переходном периоде. Бишкек: Гос. ком. КР, 2003.

Виноградов В. Киргизская народная музыка. — Фрунзе: Киргизгосиздат, 1958.

Современная киргизская кухня / Сост. С. Ш. Ибрагимова. — Фрунзе: Гл. ред. КСЭ, 1989.

Сиверцева Т. Ф., Сивериев М. А. Религиозные меньшинства в Киргизии: опыт полевого исследования // Восток: Афро-Азиатские общества: история и современность. 1998. № 2.

Молдалиев О. А. Исламский экстремизм в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 5.

Кабак Д., Эсенгелъдиев А. Свобода вероисповедания в Кыргызской Республике: обзор правового обеспечения и практики. — Бишкек: Открытая позиция, 2011.

537


Е. Ю. Терещенко

ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК:

МОРЕ В КУЛЬТУРОГЕНЕЗЕ НАРОДОВ КОЛЬСКОГО СЕВЕРА

Изучение взаимосвязей человека и культуры с природной (географической средой) имеет глубокие корни в культурологической литературе. Мыслители анализировали роль географического фактора в историко-культурном процессе, его влияние на образ жизни, ментальность человека. В зависимости от научных, экономических, политических факторов отношение к этим концепциям менялось и трактовалось по- разному.

Интерес к географическому фактору в культурологии складывается из понимания его генетической связи с образом жизни человека, способом ведения хозяйства, исто- рико-культурными процессами.

Формирование географического детерминизма началось в эпоху Просвещения. Ш.-Л. Монтескье в работе «О духе законов» общественные законы, хозяйственный быт, образ жизни народов определял как отражение различных влияний среды. Его концепцию характеризует абсолютизация роли климата в культурном развитии народов. Согласно концепции И. Г. Гердера для объяснения особенностей культуры разных народов необходимо учитывать, что в основе истории народов лежит взаимодействие внутренних (воспитание гуманности) и внешних (географические условия) факторов развития. Он разделял народы по хозяйственно-культурным типам — на охотников, рыбаков, пастухов, земледельцев. Наши мысли, силы и способности коренятся в строении нашей Земли, утверждал ученый1. От природы зависит и длительность человеческой жизни, и мера наших сил, перемена занятий и мыслей. Земля — это сцена, на которой разворачиваются история и культура человечества.

В XIX в. в историко-культурологических и социально-философских исследованиях на смену рационализма Просвещения и идеализма начала века приходят концепции позитивизма, в которых вновь обсуждается роль географического фактора. В это время зарождается новое направление — антропогеография, предметом исследования которой стало взаимодействие между природой и человеком, а объектом — различные типы культуры. Немецкий антропогеограф и геополитик Ф. Ратцель в своих трудах «Антропогеография», «Земля и жизнь» разрабатывал проблемы взаимовлияния человека, культуры и территории. Ученый исходил из понимания целостности человечества и схожие элементы в культуре разных народов объяснял общим происхождением культурных ценностей из одного центра и сохранением ценностей в процессе миграции населения. Анализируя влияние человека и территории, Ф. Ратцель пришел к выводу, что не толь территория влияет на человека, но и человек через культуру влияет на территорию своей страны. Глубина воздействия человека на природу связана с наличием духовного начала в человеке и творческой силы преобразований. По мере развития культура освобождает человека от случайных воздействий природы и делает связь с природой более целенаправленной и тесной. В концепции Ф. Ратцеля географическое пространство рассматривается на наиболее важный фактор, оказывающий влияние на культурный процесс, в плане содействия ассимиляции или изоляции народов. Ученый вводит понятие жизненное пространство — территория, необходимая для жизни и развития народа. Каждый народ стремится захватить и удержать как можно более обширную территорию. Таким образом, важным выводом антропогеографии Ф. Ратцеля было понимание

1 Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества. — М., 1977. С. 17.

538




того, что человек пользуется преимуществами географического положения только в зависимости от уровня культуры.

Развитие русской историко-культурной мысли в XIX в. затрагивает проблему влияния территории в рамках размышлений о судьбе России как части Европы и Азии.

Н. Я. Данилевский подверг критике европоцентристскую схему развития человечества. Он выделил культурно-исторические типы, сформулировав законы их жизни, построив их по аналогии с законами органического мира и обосновал особую роль географического положения в развитии культуры. «Ход развития культурно-исторических типов ближе всего уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжителен, но период цветения и плодоношения — относительно короток и истощает раз и навсегда их жизненную силу»1.

В концепции русского историка С. М. Соловьева реализуется принцип комплексного рассмотрения роли природно-географических, этнических, демократических, ис- торико-культурных и внешнеполитических факторов в историческом развитии России. Большую роль в исторических исследованиях он отводил роли «географического ландшафта», рассматривая климат, реки, степи как активное культурообразующее начало русской истории, влияющее на характер занятий народа, на обычаи, верования и судьбу русского народа.

В концепции В. О. Ключевского географическая среда — это важный фактор, влияющий на историю развития страны. Лес, степь, реки формируют менталитет русского народа, его хозяйственный и государственный тип, взаимоотношения с соседями и народное творчество.

Таким образом, русские мыслители XIX в. использовали географический фактор для объяснения специфики исторического развития, особенностей русской культуры и русского национального характера.

В конце XIX — начале XX в. в России была создана своя антропогеографиче- ская научная школа, у истоков которой стояли Л. И. Мечников, А. А. Крубер, Л. Д. Синицкий.

Л. И. Мечников соединил в своей концепции географический и историко- культурный подходы. Он исследовал роль географической среды в зарождении цивилизаций и развитии общества. Причину зарождения первых цивилизаций Египта, Месопотамии, Индии, Китая он искал в географическом расположении и, главным образом, в водной среде, которая в большей степени, чем климат, почва, содействует развитию культуры. Всю историю человечества Л. Мечников разделил на три периода: речной, морской и океанический. В качестве главных элементов восходящего исторического прогресса он выделял: технический прогресс (развитие орудий труда, усовершенствование техники), непрерывную эволюцию социальной связи между людьми в нарастании общечеловеческой солидарности. Важным в концепции Л. С. Мечникова является положение о человеке как активном субъекте, деятеле, действующем под влиянием определенных географических условий и затем преобразующем эту среду. «По моему мнению, — пишет Л. Мечников, — причину возникновения и характер первобытных учреждений и их последующей эволюции следует искать не в самой среде, а в соотношении между средой и способностью населяющих данную среду людей к кооперации и солидарности»2.

В середине XIX в. в России в результате взаимовлияний естественных и гуманитарных дисциплин на почве самобытной культуры России возникло своеобразное течение мысли, получившее определение «русского космизма». Г. В. Вернадский разрабо

1 Данилевский Н. Я. Россия и Европа. — М., 1991. С. 92.

2 Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. — М., 1995. С. 262.

539




тал учение о биосфере как совокупности живого вещества Земли, проявляющего себя как единый организм. В основе концепции ученого — взгляд на историю России в мак- рокультурном варианте, где деятельное участие принадлежало всем народам. Развитие евразийского региона от древности до наших дней рассматривалось как культурное и целостное «месторазвитие». «Месторазвитие» (определенная географическая среда, налагающая печать своих особенностей на человеческие общежития, развивающиеся в ней), определяется как базовое понятие, на котором построено его историко- культурное исследование. В своих работах начала XX в. «О движении русских на Восток» (1913 г.), «Против солнца. Распространение русского государства к Востоку» (1914 г.) он рассматривает историю русской культуры в «пространственно-временном континууме», придавая особую роль огромным пространствам в процессе становления и развития русской культуры. В эмиграционный период творчества, в работе «Пространство России» (1933г.) ученый указывает, что русскому народу присуща способность к колонизации евразийских земель и адаптации к новому географическому и этническому окружению, которую он назвал «колонизационным инстинктом».

Во второй половине XX в. русские ученые продолжают исследовать влияние природно-географического фактора на развитие культуры. Л.Н. Гумилев в своих трудах обратил внимание на роль моря в этнических процессах. По его мнению, море, при определенных условиях, играло структурирующую роль в этногенезе. Такой была роль Белого моря для Поморья, что позволило ему выделить «северное месторазвитие» в особый отдел циркумполярных культур. «Роль моря в зависимости от характера береговой линии и уровня цивилизации береговых жителей, может быть двоякой. Море — ограничивающий элемент ландшафта, когда оно не освоено и не проходимо. Таков был Атлантический океан для американских индейцев, Каспий — для печенегов. Зато, когда из моря начинают черпать пищу и осваивать навигацию, море превращается в составляющий элемент месторазвития. Так, эллины использовали Эгейское море, викинги — Северное, а русские поморы — Белое.... На протяжении всего исторического развития можно зафиксировать два этнокультурных ареала, где море является составной частью месторазвития: циркумполярные культуры на берегах Ледовитого океана и Полинезия»1.

Центральным понятием в концепции Л. Н. Г умилева выступает этнос, который рассматривается ученым как естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности (взаимного соответствия). «Будучи явлением природы, этнос лишь связан с биологией позвоночных, но как явление восходит к биосфере в понимании В. И. Вернадского, то есть к флуктуациям «энергии живого вещества, которая проявляется в сторону, обратную энтропии». Эта энергия, преломляясь через особенности нервной деятельности подсознания, меняет вектор метаболизма и создает психический эффект, названный нами пассионарностью. Вспышки пассионарности создают изменения в популяциях и ведут к образованию специфических коллективов, которые мы называем этносами»2 Л. Н. Гумилев связывал развитие человечества (этносов) и культуры с пассионарными толчками, происходящими под действием особого вида космических излучений. Полученная при этом пассионарная энергия расходуется на зарождение и развитие нового этноса, уникальность которого определяется его культурой, представляющей собой кристаллизованную энергию пассионарности.

1 Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. — М., 2008. С. 158.

2 Там же. С. 203.

540




Этнокультурные особенности русских возникали при расселении славян и при формировании ранней восточнославянской государственности в X-XII вв. и позднее в XV-XVIII вв., в процессе освоения русскими новых земель. Появление восточных славян в Кольском регионе, по данным историков, относится к XII в. В этот период Новгород расширял свои связи с северными территориями Европы, ставя под свой контроль различные формы промысловой деятельности.

Освоение Кольского Поморья проходило в два этапа. Сначала в XII-XIV вв. промышленники (так называли всех, кто занимался рыбными и зверобойными промыслами) в период летней навигации на Белом море посещали Терский берег для сезонной ловли семги и боя морского зверя (тюленей, нерпы), не оставаясь здесь на зимовку. Первые поселенцы были потомками выходцев из Новгородской земли. По словам И. Ф. Ушакова, это подтверждается особенностями говора жителей Терского берега и названиями некоторых природных явлений1. Новгородцы шли от Ильмень-озера по Волхову и Свири, через Ладожское и Онежское озера, через Кенозеро и Онегу прямо до Белого моря.

Второй этап относят к первой половине XV в., когда на Терском бегу стали возникать постоянные селения (Умба, Варзуга, Кандалакша, Порья Губа). Новгородские переселенцы, прибывшие на Кольский полуостров, познакомили автохтонное население с огнестрельным оружием, более совершенными орудиями рыбного лова и разнообразными изделиями бытовой культуры. В то же время они заимствовали и преобразовали многие элементы хозяйственной деятельности и материальной культуры местного населения, позволяющие им адаптироваться в новой для них природной и социальной среде. Несмотря на то, что поморам были присущи все основные и характерные признаки культурного порядка северорусской этнографической группы, географический фактор повлиял на развитие новой жизненно важной системы хозяйства — морской (промысловой и торговой).

По данным этнографов и историков на формирование поморского этнического типа оказали влияние следующие факторы: свободолюбивый образ жизни; бунтарский дух русских переселенцев; развитие промысловой деятельности; влияние старообрядчества на общественный и семейный быт; контакты с этносами Кольского Севера.

Отмечая роль поморов в сохранении и развитии культуры края, Л. Т. Пантелеева пишет: «Отдаленность от центра Русского государства, слабое влияние городской культуры, быт северной поморской деревни с его размеренностью, спокойным «сидением» на тонях или за плетением сетей, изготовление изделий из бересты и дерева, вязанье и художественное шитье помогали сохранить фольклор в его чистоте и перво- зданности. Поморье стало своеобразным и естественным хранилищем старины, народной культуры»2.

1 Ушаков И. Ф. Избранные произведения: В 3 т.: Историко-краеведческие исследования. — Мурманск, 1997. Т. 1 Кольская земля. С. 40.

2 Пантелеева Л. Т. С любовью к родному краю. — Мурманск, 1988. С. 8-9.

541




ЕДИНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО ЕВРАЗИИ: ИСТОКИ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

А. Б. Панченко

ЭТНОС, ЭТНИЧНОСТЬ И ВОСПИТАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ У БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ В ХМАО-ЮГРЕ*



После распада Советского Союза и образования на его пространстве новых государств, крушения единственной существовавшей идеологии, возникла проблема воспитания новых людей, способных жить в изменившихся условиях. Если раньше проблема толерантности и ее воспитания в школе и высших учебных заведениях практически не поднималась, то теперь это становится одним из важнейших моментов в образовании. Но при осознании важности и необходимости дать школьникам и студентам базовые знания об историко-культурном вкладе других народов в мировую историю, привить им толерантность к другим культурам и народам и помочь с самоидентификацией в по- ликультурном мире, нет осознания того, каким образом это должно проходить и каким образом будут оцениваться результаты обучения. В связи с этим возникает проблема качества решения воспитательной задачи образования.

Еще более остро эта проблема стоит в сфере высшей школы. Если в учебных программах и стандартах среднего образования воспитательный элемент, направленный на самоидентификацию и толерантное отношение к окружающим, прописан, хотя и в самых общих чертах, то в стандартах высшего образования этот вопрос фактически обойден. Несмотря на признание необходимости гуманизации высшего образования, на важную роль воспитания даже в учебниках по педагогике высшей школы момент воспитания толерантности практически не рассматривается, в то время как для Российской Федерации как поликонфессионального и полиэтничного государства этот вопрос является одним из наиболее актуальных.

Особенно значимой эта проблема становится тогда, когда мы обращаемся к вопросам воспитания толерантности у студентов педагогических вузов, как у будущих учителей. Дополнительная сложность возникает еще и в связи с тем, что не существует единого определения толерантности, а, соответственно, единой методики ее воспитания. Как указывает Л. Н. Бережнова, существует три концепции:

Концепция сосуществования, при которой толерантность служит средством избегания конфликтов и не является ценностью сама по себе. Толерантность не имеет нормативных оснований, а определяется практической необходимостью.

Работа выполнена в рамках гранта РГНФ «Идейное наследие Л. Н. Гумилева: проблемы восприятия и поним
ания» № 12-33-01034а

542




Концепция взаимного уважения, исходящая из морально обоснованной позиции взаимного признания друг друга. При этом толерантные люди воспринимают друг друга как автономных моральных личностей, равноправных членов правового конституционного сообщества.

Концепция принятия или уважения ценностей, согласно которой толерантность воспринимается не только как уважение членов других культурных и религиозных сообществ, но и оценка их убеждений и практик как этически ценных. Область толерантного определяется ценностями, этически приемлемыми для обеих сторон [1, с. 147].

Наиболее продуктивной признается третья концепция, в рамках которой толерантность является одним из проявлений активной жизненной позиции человека. В условиях полиэтничности Российской Федерации на первое место выходит вопрос воспитания межэтнической толерантности. Факторы ее воспитания активно изучаются во многих государствах мира. И здесь на первый план выходят такие понятия, как «этнос» и «этничность», на которых строится целый ряд дисциплин, входящих в программу обучения педагогов — «этнопсихология», «этнопедагогика», а в рамках ХМАО-Югры еще и «основы межэтнических коммуникаций».

В трактовке понятий «этнос» и «этничность», как правило, выделяют две основных противостоящих позиции — примордиалистскую и конструктивистскую. Согласно первой, этнос и этничность имеют объективную природу, то есть являются изначально присущими всем людям. В рамках второй позиции эти понятия считаются субъективными, и, таким образом, поддающимися изменениям. Таким образом, встает вопрос о врожденности или сконструированное™ этничности. Как отмечают авторы учебника «Этнопедагогика», «решение этого основного вопроса принципиально, так как от него зависят стратегия и тактика этнопедагогического воздействия» [1, с. 83]. В связи с этим необходимо рассмотреть основные трактовки названных понятий и в зависимости от них определить подходы к воспитанию толерантности.

Одна из первых дефиниций этноса в отечественной науке была дана Н. М. Моги- лянским: «etvoq — сложное понятие: это — собрание индивидуумов, объединенных в одно целое как общими чертами физических (антропологических) признаков, так и общностью исторических судеб, наконец, общностью языка, этой основы, из которой, в свою очередь, вырастает общность всего мировоззрения, народной психологии, — словом, всей духовной культуры» [4, с. 11]. Здесь этнос понимается как биосоциальная общность, для которой в равной мере важными являются как антропологические, так и культурные признаки.

Понимание этноса как биосоциального явления было характерно и для С. М. Широкогорова, который писал, что «этносесть группа людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых ею от таковых других групп» [7]. Данное определение трактует этнос скорее как явление социальное, однако в более поздней работе С. М. Широкогоров указывал на то, что «самая замечательная функция этноса — это то, что он является биологической единицей человечества, в которой продолжается воспроизведение вида и в которой имеет место процесс физических изменений» [8, р. 11].

Классической дефиницией этноса в советской этнографии стало определение Ю. В. Бромлея, согласно которому этнос — это «исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая межпоколенная совокупность людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированном в самоназвании (этнониме)»

543




[2, с. 57-58]. Таким образом, этнос предстает скорее как явление социальное (что постоянно подчеркивает сам Ю. В. Бромлей).

Существенным недостатком этих трех определений (подмеченным Л.H. Гумилевым) является понимание этноса как «собрания», «группы» или «совокупности» людей, что исключает наличие внутренней структуры (хотя в своих рассуждениях все перечисленные авторы эту структуру не только не отрицают, но прямо на нее указывают). Поэтому в плане соответствия формы и содержания определение Л. Н. Г умилева было неким шагом вперед: «этнос — это замкнутая система дискретного типа... как системы такого типа существуют в биосфере природные коллективы людей с общим стереотипом поведения и своеобразной внутренней структурой, противостоляющие себя («мы») всем другим коллективам («не мы»)» [3, с. 60]. Этнос по Л. Н. Гумилеву это явление биологическое. Не принимая в целом такую трактовку этноса (как замкнутую систему), мы не можем не отметить методологическую ценность введения в дефиницию понятий системы и структуры.

Лидером российских конструктивистов В. А. Тишковым было предложено определение этнической группы «как общности на основе культурной самоидентификации по отношению к другим общностям, с которыми она находится в фундаментальной связи» [6, с. 115]. Следует отметить, что им не используется понятие «этнос», вместо которого употребляется «этническая группа». Кроме того, им широко используется понятие этничности, которого не было у предыдущих исследователей. Однако в такой трактовке в качестве этнической группы необходимо принимать любую субкультуру, любую строгую организацию и, в большинстве случаев, социальные слои.

Одно из последних определений этноса было дано С. Е. Рыбаковым, согласно которому «этносэто общность людей на основе обеспеченного эндогамией и языком единства ценностного комплекса, которое символически выражается в стиле культуры и образе жизни» [5, с. 247]. Как указывает сам автор, данное определение является результатом «антропологического поворота», когда на первую роль выходит не дифференцирующая, а интегрирующая функция этноса (объединение его членов) и феномен этноса объясняется «из личности, а не из социального окружения» [5, с. 195]. Автором категорически не приемлется системный подход к определению этноса. В такой трактовке этнос оказывается не биологическим и не социальным явлением.

Особенностью всех определений этноса является их атрибутивность, не позволяющая раскрыть сущность понятия. Фактически все сводится к перечислению признаков этноса, вся совокупность которых встречается крайне редко, а по отдельности они ничего не определяют. Особняком стоит определение Л. Н. Гумилева, в котором используется системный подход. Не вступая в полемику ни с одним из указанных авторов, мы склоняемся к восприятию этноса как социобиологического явления. Соответственно наше определение этноса, на которое мы будем опираться в дальнейшем, звучит следующим образом. Этнос — это система взаимодействия людей с окружающей средой, открытая для контактов с другими аналогичными системами, обладающая оригинальной структурой и включающая в себя семиосферу (синхронное символьное пространство, заполняющее собой культуру) и способ адаптации к вмещающему ландшафту (месторазвитию). Этничность, понимаемая нами как этническая идентичность, в таком случае будет являться не только врожденным (в смысле врожденности части свойств, обеспечивающих наилучшее приспособление к окружающей среде), но и приобретенным (приобщение к определенной символьной сфере, включающей в себя язык, культуру и т. п.) свойством личности.

Кроме того, следует учитывать еще один момент, отмеченный Л. Н. Гумилевым — непрерывность процессов этногенеза, в результате которых формируются новые этносы. Необходимым условием для начала этногенеза является контакт между нескольки

544




ми этносами на территории, представляющей собой сочетание двух и более ландшафтов. Анализируя современные этнические процессы в Евразии, можно выделить несколько регионов, в которых могут зародиться новые этносы. Это могут быть территории Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов (в результате маятниковой миграции в которые происходят регулярные контакты между представителями разных этносов), республики Алтай и Алтайского края (регулярные контакты между представителями разных этносов и религий), Амурская область, Хабаровский и Приморский края (постоянные контакты между русскими, китайцами, корейцами и японцами). Территория Алтая, как сочетающая разные ландшафтные и природные зоны оказывается наиболее предпочтительным для этногонических процессов регионом. Однако во всех вышеназванных случаях зарождение новых этносов может привести к возникновению регионального сепаратизма. Единство этнического поля России обеспечивается общей семиосферой, тогда как многообразие возникает за счет различных вариантов адаптации к месторазвитию. Исходя из возможности конструировать один из компонентов этничности, можно предположить возможность формирования новых этнических общностей в отмеченных регионах. В то же время образование новых этносов приводит к изменению в семиосфере, что разрывает единое символическое и образовательное пространство России. Во избежание возможных негативных последствий необходимо тщательно выстраивать новые образовательные практики, поскольку именно через них, как правило, происходит приобщение молодежи к семиосфере этноса.

Исходя из обозначенной проблемы, можно попытаться выработать методику воспитания толерантности в педагогическом вузе. Его, с нашей точки зрения, наиболее целесообразно осуществлять в рамках дисциплины «Основы межэтнических коммуникаций». Эта дисциплина входит в национально-региональный компонент и преподается на всех специальностях СурГПУ, что обеспечивает полный охват студентов вуза. В качестве цели этого курса заявлено формирование способности уважительно, бережно относиться к историческому наследию и культурным традициям, толерантно воспринимать социальные и культурные различия.

Считая этнос биосоциальным явлением, мы признаем его реальность, и, соответственно, реальность межэтнических различий. В этом случае процесс воспитания толерантности основывается на признании «непохожести» всех этносов России, их права на сохранение своей культуры и традиций. Но для возможности коммуникации между представителями разных этносов необходимо наличие общего «языка», точнее общей символьной системы.

Для толерантного отношения мало просто «не негативного» отношения, отношение должно быть позитивным, а таковым оно может быть только в том случае, если произошел процесс познания противоположной стороны. Без знания о «другом» невозможно относится к нему толерантно. Толерантность становится активной жизненной позицией, необходимость в которой стимулируется наличием этнических особенностей. Целью воспитания толерантности становится воспитание в подрастающем поколении потребности и готовности к конструктивному взаимодействию с людьми и группами людей независимо от их национальной, социальной, религиозной принадлежности, взглядов, мировоззрения, стилей мышления и поведения. Для достижения этой цели необходимо решение конкретных задач, которые можно объединить в два взаимосвязанных блока:

Воспитание у детей и подростков миролюбия, принятия и понимания других людей, умения позитивно с ними взаимодействовать.

Создание толерантной среды в обществе и в сфере образования.

Существуют два фактора, значение которых не учитывается, либо учитывается

в недостаточной мере: самосознание/самоидентификация молодых людей и сущест

545




вующие в обществе стереотипы, включая этнические. Игнорирование этих факторов заметно искривляет процесс воспитания толерантности и делает его результаты половинчатыми.

Таким образом, для целенаправленного воспитания толерантности необходимо выявление стереотипов в обществе и помощь в самоидентификации. Два положения, на которых покоится толерантное отношение к миру: «познай самого себя» и «будь самим собой» должны стать приоритетными. Но при этом необходимо учитывать, что помимо их ценности самой по себе, они являются частью процесса воспитания толерантности. Помогая школьникам и студентам в самоидентификации, преподаватели слишком часто забывают, что вслед за этим необходимо прививать чувство уважения к другим так же самоопределившимся личностям, иначе это может привести к эгоцентризму, что является противоположностью толерантного отношения к миру.

Можно выдвинуть несколько предложений, на которые должна опираться теория воспитания толерантности, учитывающая биосоциальную природу этноса, его системность и взаимосвязь врожденных и приобретенных свойств этничности. Во-первых, необходима осознанная, как со стороны преподавателей, так и со стороны студентов, гуманитаризация образования, то есть введения дополнительных предметов гуманитарного цикла. Среди них можно выделить историю мировой культуры, историю религий, этнопсихологию и этнопедагогику. Поскольку уровень толерантности пропорционален знанию человека о «другом» (другой культуре, другой религии, другом этносе), то эти знания должны даваться в достаточном количестве. Причем эти предметы должны восприниматься не как обуза, а как необходимость.

Во-вторых, необходима помощь студентам в осуществлении самоидентификации. Поскольку без познания самого себя невозможно саморазвитие и познание «другого» этот пункт должен реализовываться всеми возможными способами. Психологические тренинги в данном случае являются не самым оптимальным решением, поскольку помимо познания себя как личности, необходимо и познание себя как часть общности. А без знаний об этой общности невозможно соотнесение себя с ней. Таким образом, вновь встает вопрос о введении дисциплин, связанных с историей и культурой этнических общностей России. Поскольку этничность, отчасти, является приобретенной, можно развивать те ее элементы, которые будут, с одной стороны, общими для всех этносов России (общая семиосфера), а с другой стороны, наилучшим образом подходить к конкретному месторазвитию. Стремительная урбанизация ведет к тому, что именно вторая группа элементов этничности становится общей для всех этносов. В то же время, рост этнического самосознания приводит к тому, что различия в се- миосфере становятся все более заметными, что уменьшает возможность межэтнической коммуникации.

В-третьих, необходимо осуществление взаимодействие педагогов и родителей, чтоб обеспечить непрерывность процесса воспитания. Несмотря на то, что студенты значительную часть времени проводят в вузе, влияние родителей на воспитание сохраняется. Возможна организация совместных мероприятий, в которых бы участвовали и студенты, и их родители, и педагоги.

И, в-четвертых, но не в последнюю очередь, необходимо формирование установок на полицентризм в мире, где не существует какого-то одного эталона для всех этносов и всех людей. В наше время, когда ценности западной цивилизации выдаются за общемировые, происходит, таким образом, принижение ценностей всех остальных культур и цивилизаций. Подобная установка может способствовать только развитию розни между представителями разных цивилизаций, но никак не способствует воспитанию толерантности.

546


Литература

Бережнова Л. Н., Набок И. Л., Щеглов В. И. Этнопедагогика. — М., 2007.

Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. — М., 2008.

Гумилев Л. Н. Конец и вновь начало. — М., 1997.

Могилянский Н. М. Предмет и задачи этнографии // Живая старина. 1916. Т. XXV. Вып. I. С. 1-22.

Рыбаков С. Е. Философия этноса. — М., 2001.

Тишков В. А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии. — М., 2003.

Широкогоров С. М. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. URL. http://www.shirokogorov.ru/s-m-shirokogorov/publications/ethnos/glava_01 (дата обращения 18.10.2008).

Shirokogoroff S. М. Ethnologikal and Linguistical Aspects of Ural-Altaic Hypothesis. — Ooster- houtN.B., 1970.

E. А. Колос

ИННОВАЦИОННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН



Самым важным стратегическим приоритетом Республики Казахстан сегодня и завтра является качественное образование казахстанцев. Оно должно соответствовать мировым стандартам. Речь идет о новых требованиях к учебным заведениям, которым следует готовить специалистов так, чтобы они были конкурентоспособны как у себя в отечестве, так и за рубежом. Такую задачу перед работниками образования поставил глава государства Н. А. Назарбаев. Подобный пример показывают Япония, Южная Корея, другие высокоразвитые страны. Казахстану предстоит осуществить рывок от экономики, основанной на природных ресурсах, к экономике сервисно-технологической. Это веление времени. Президентская стратегия индустриально-инновационного развития открывает новое поле деятельности перед теми, кто способен придать мощный импульс прогрессу страны.

Одним из важных этапов реализации стратегии является формирование в стране такой системы образования, которая способна дать новую генерацию специалистов, подготовленных для осуществления всех инновационных преобразований в экономике и социальной сфере. В обществе, основанном на знаниях, ключевую роль играют университеты. Но чтобы максимально соответствовать общественным потребностям и ожиданиям, им нужно кардинально перестроиться. Коренные изменения должны произойти во всех сторонах деятельности вуза: законодательной, научной, методической, учебной, финансовой, административной, социальной.

Как показывает зарубежный опыт, наиболее эффективной моделью университета инновационного типа являются технические университеты. В этом плане техническим университетам страны принадлежит особая миссия, связанная с тем, что сегодня конкурентоспособность любого государства, его экономический успех определяются долей добавленной научно-технологической стоимости товаров и услуг. Но для выполнения этой миссии необходима их трансформация в вузы инновационные, предпринимательские. Примечателен опыт ряда европейских развитых университетов, где студенты уже в процессе учебы привлекаются к инновационным разработкам, по окончании защищают инновационные проекты. Затем они могут открыть свои предприятия в зоне высоких технологий и внедрять свои разработки. Таким образом, университет не только обучает специалиста, а становится важным звеном инновационной экономики, способ

547




ствуя коммерциализации интеллектуальной собственности. Поэтому здесь вполне уместно критическое замечание главы государства о том, что в соответствующих ведомственных органах не налажен мониторинг эффективности участия выпускников самых престижных учебных заведений в формировании национальной инновационной экономики. Можно привести ряд примеров успешной трансформации технических университетов в инновационные, среди которых известные многим университеты Европы и США.

Примечателен факт, что эти вузы в большинстве своем не столичные, а региональные. Внушительные успехи демонстрируют и университеты Китая. Технические университеты России также приступили к исследованию проблем путей становления и развития инновационных университетов. Это получило понимание и поддержку на уровне правительства России, где инновационные университеты рассматриваются как структура, на базе которой создается инновационная экономика. Как яркий пример, можно привести всемирно известный университет Оксфорда, в котором учатся около 20 тыс. студентов из многих стран мира. Бюджет вуза составляет 1 млрд долларов США, а сотни малых наукоемких предприятий, окружающих университет, приносят доходы в размере 4 млрд долларов. Весь комплекс университета можно рассматривать как эталон инновационной экономики. Такими ареалами малых наукоемких предприятий стали и университеты других стран. По подсчетам американских экспертов, уровень инновационного финансирования в 100 млн долларов способен привести через 5- 7 лет к увеличению ВВП на 2 млрд долларов США.

Главной целью технических университетов на трансформационном этапе и их отличительной особенностью является формирование у студентов «особой компетенции» — способности эффективно применять знания и умения на практике при создании новой конкурентоспособной продукции. Причем эти умения должны формироваться как в недрах самого учебного процесса, так и в результате самостоятельной практической деятельности в специально развитой инфраструктуре (студенческие учебно- научно-инновационные комплексы, бизнес-инкубаторы технологий, научные инновационные лаборатории). Такие университеты, являясь центрами инновационного развития, демонстрируют громадные успехи, чего нельзя сказать об отечественных университетах, которые не назовешь бизнес-инкубаторами высоких технологий и кузницей менеджеров инновационной деятельности.

На основе изучения зарубежного опыта становления и развития инновационных (предпринимательских) университетов, в Восточно-Казахстанском государственном техническом университете им. Д. Серикбаева (ВКГТУ) впервые в Казахстане реализуется модель развития казахстанского инновационного вуза -— «университет- технопарк». Она создается на основе следующих базовых принципов. Развитие инновационного образования требует изменений, как в содержании, так и организации учебного процесса. В учебные планы необходимо вводить специальные дисциплины, формирующие знание теоретических основ инновационной инженерной деятельности. Речь идет также о введении предпринимательских идей в содержание существующих курсов.

Новые образовательные технологии направлены на формирование у студентов методологической культуры инновационной деятельности. При этом в учебном процессе широко используются проблемно-ориентированные и междисциплинарные технологии и другие активные методы обучения с одновременной организацией системы дополнительного образования по иностранным языкам, экономике, менеджменту и информатике. Применяется также междисциплинарный подход к обучению, предусматривающий самостоятельную работу студентов над индивидуальными и групповыми проектами в каждом семестре, обязательные патентные исследования и юридическое

548




оформление интеллектуальной собственности. Все это позволяет выпускникам по окончании вуза быть востребованными на рынке труда и, более того, прийти на предприятие со своими инновационными проектами, что очень важно для рынка интеллектуальной собственности.

Для реализации проекта инновационного образования «университет-технопарк» в ВКГТУ создана и успешно функционирует целая инфраструктура с целью поэтапного решения всего комплекса задач. Первый из этих этапов — выявление самых одаренных молодых людей и профильная подготовка будущих специалистов. На этом этапе работает виртуальная академия для школьников, а также студентов заочной формы обучения, основанная на использовании сети Интернет.

Впервые в истории страны проведена первая дистанционная олимпиада он-лайн среди учащихся общеобразовательных школ региона по основам наук. Примером создания мобильной информационно-образовательной среды на основе Intemet/Intranet- технологий служит образовательный портал ВКГТУ, обеспечивающий принципиально новый уровень доступности образования при сохранении его качества.

В настоящее время Министерство образования и науки Республики Казахстан по заданию Правительства приступило к подготовке Положения о присвоении статуса инновационного вуза с целью выявления и поддержки вузов-лидеров казахстанского высшего образования, взявших курс на создание на их базе инновационных университетов и призванных сыграть роль «локомотивов» формирования инновационной экономики. По нашему мнению, при этом следует учесть опыт России, и в порядке конкурса отобрать не столько инновационные вузы, которых, к сожалению, пока нет, а вузы, успешно разработавшие и внедряющие комплексы инновационных образовательных программ, имеющие необходимую инновационную инфраструктуру, интеллектуальный потенциал, гарантирующие успешную реализацию инновационных проектов. В результате конкурса вузы-победители должны получить ощутимую «точечную» финансовую поддержку со стороны государства.

Данный конкурс позволит привлечь интеллектуальный потенциал высшей школы Республики Казахстан к проблемам инновационного развития страны, сконцентрировать имеющиеся ресурсы на приоритетных направлениях развития науки и образования, повысить качество высшего профессионального образования и поддержать те вузы, у которых уже созданы соответствующие заделы и которые уже сегодня готовы к крупным нововведениям. Именно «точечные вливания» в вузы, успешно идущие по пути создания инновационных университетов, позволят достичь системного эффекта в развитии науки, образования на пути становления инновационных вузов, а, следовательно, и на пути создания эффективной инновационной экономики.

Сотрудничество и партнерство вуза с зарубежными образовательными и научными учреждениями, обмен научными достижениями в области разработки новых технологий представляют важный фактор интеграции в мировое образовательное сообщество. В целях интеграции на базе ВКГТУ им. Д. Серикбаева открыто казахстанское представительство Института ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании (ИИТО). В ВКГТУ определен выбор следующих стратегических путей интеграции в международное образовательное пространство:

® расширение географии международного сотрудничества с лучшими вузами дальнего зарубежья с целью открытия совместных магистерских программ;

© привлечение ведущих профессоров вузов-партнеров для чтения лекций и руководства научными исследованиями;

в повышение доли иностранных студентов; создание филиалов, представительств, совместных программ, центров и лабораторий с ведущими вузами ближнего и дальнего зарубежья;

549




активное участие в международных рейтингах, получение международных грантов, партнерство с лидерами, адаптация программ зарубежных университетов для совместной подготовки специалистов;

открытие бизнес-школы совместно с зарубежными вузами; обеспечение информационной открытости и доступности;

активное использование территориально-географических, экологогеологических и промышленно-технологических преимуществ области в научном и образовательном сотрудничестве;

привлечение инвестиций в университет за счет грантов международных фондов и научных проектов;

изучение международного опыта подготовки кадров в системе профессионального образования, его адаптация к условиям университета.

На государственном уровне сотрудничество между университетами и предприятиями следует рассматривать в качестве одного из важных инструментов национальной инновационной стратегии и увязать его со стратегией развития экономики, занятости, образования, обучения и научно-исследовательской работы в стране в целом, обеспечив необходимые правовые институциональные и налоговые функции. Механизмом подобной интеграции должен выступать учебно-научно-инновационно-произ- водственный комплекс (сокращенно — УНИПК), как одна из форм существования такого коридора. Подобный комплекс должен играть ключевую роль и являться локомотивом в инновационном развитии экономики отдельного региона. Партнерство в области научной и производственной деятельности с международными университетами, организациями позволяет эффективно осуществлять интеграционный процесс в стенах университета.

Кадровая проблема является одним из серьезных сдерживающих факторов реализации Стратегии индустриально-инновационного развития страны. Решить ее можно через обучение профессорско-преподавательского состава вузов по вопросам инновационного менеджмента и трансферта технологий. К сожалению, в республике пока отсутствует единая система переподготовки преподавателей технических вузов. Однако в ВКГТУ действует центр подготовки преподавателей инженерного вуза международного уровня, который недавно получил статус центрально-азиатского центра.

Понимая, что стремление вписать новые цели в сложившуюся корпоративную среду может привести к серьезному замедлению достижения целей либо к краху преобразований, университет приступил к проектированию такой корпоративной культуры, благодаря которой могли бы инициироваться и поддерживаться изменения в деятельности университета.

Для создания внутренней конкурентной среды в университете внедрена система рейтинга среди институтов (факультетов), преподавателей и студентов, в которую наряду с основными показателями оценки деятельности входят и показатели, характеризующие инновационную активность института, кафедры, преподавателя. Реализация концепции инновационного университета требует совершенствования организационной структуры и системы управления университета. В ВКГТУ разработан первый вариант обобщенной миссии инновационного университета. Однако дальнейшее реформирование системы управления невозможно из-за существующей жесткой регламентации системы управления вузами, что говорит о необходимости предоставления им большей автономии. На данный момент нормативная база, регламентирующая деятельность университетов, имеющих статус республиканского государственного казенного предприятия на праве оперативного управления, не позволяет самостоятельно решать задачи, поставленные Правительством перед вузом, создавать или входить со своими ресурсами в качестве соучредителя в уставный капитал технопарка, ТОО, СП, АО и

550




других хозяйствующих субъектов, распоряжаться зданиями, землей и т. п., имеет мало возможностей для формирования инновационной инфраструктуры. Ограничены возможности международного сотрудничества.

На настоящем этапе в нормативно-правовой базе отсутствуют четкие организационно-методологические и методические нормы, не определена позиция по инновационному развитию вузов, их участию в реализации инновационного развития страны. Поэтому, по нашему мнению, необходимо пересмотреть существующую нормативноправовую базу относительно статуса технических университетов, так как выбранный курс на инновационное развитие страны должен коснуться и этих вопросов.

Организационно-правовые полномочия университета и нормативно-правовые акты, регламентирующие государственные казенные предприятия, не стимулируют ученых заниматься прикладными НИР, так как университет при увеличении финансовых показателей научной деятельности (свыше 10%) начинает выплачивать корпоративный налог. В них отсутствуют четкие процедуры по ввозу оборудования и лизингу на льготных условиях для проведения прикладных НИОКР. Не проработаны механизмы взаимодействия вузов с центральными и региональными органами власти, государственными институтами развития, промышленными предприятиями и бизнесом в вопросах выработки совместных проектов с учетом особенностей региона, проведения совместных с крупными промышленными предприятиями НИОКР, разработки государственных программ и механизмов поддержки создаваемых в процессе НИОКР малых и средних инновационных фирм, создания венчурных фондов и т. д. На сегодняшнем этапе развития вузов предприятия не только не делают заказы вузам на научно-техническую продукцию, но даже берут плату с вузов за практику студентов.

Университет в настоящее время является республиканским государственным казенным предприятием, действующим в соответствии с Законом РК от 19 июня 1995 г. № 2335 «О государственном предприятии». В соответствии с данным законом университет:

находится в полной зависимости от уполномоченного органа (Комитета государственного имущества и приватизации Министерства финансов Республики Казахстан) и органа государственного управлении (Министерство образования и науки Республики Казахстан);

обладает имуществом на праве оперативного управления;

может иметь на праве оперативного управления лишь то имущество, которое необходимо ему для обеспечения его уставной деятельности;

имеет право передавать в имущественный наем неиспользуемые в учебном процессе площади и основные средства только с письменного согласия уполномоченного органа по представлению органа государственного управления;

не вправе продавать и заключать сделки дарения, приобретать имущество, относящееся к основным средствам, без письменного согласия органа государственного управления и уполномоченного органа;

согласовывает цены на товары (работы, услуги) с органом государственного управления;

перечисляет в бюджет доходы, полученные сверх сметы, и денежные средства, полученные от реализации неиспользуемого имущества;

устанавливает должностные оклады сотрудников в соответствии с утвержденными постановлением Правительства нормативными документами. Оклад ректора устанавливается органом государственного управления в соответствии с действующими нормативными документами, надбавка и порядок премирования утверждаются министром.

551




Существующий в университете организационно-правовой статус на современном этапе развития, когда одной из десяти главных задач, поставленных Президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым, является современное образование и профессиональная переподготовка, формирование основ «умной экономики», использование новых технологий, идей и подходов, развитие инновационной экономики, не дает необходимой самостоятельности. Главным критерием образовательной реформы на современном этапе является подготовка специалистов, востребованных в любой стране мира. Обязательным условием нового этапа развития является приоритетное развитие точных и инженерных наук в сфере высшего образования, что невозможно без дальнейшего расширения и углубления научных исследований, интегрированных в производство.

Преобразование ВКГТУ им. Д. Серикбаева в вуз инновационного типа по модели «университет-технопарк» расширяет возможности университета в решении данных вопросов, в частности, увеличении объема научно-исследовательских работ, в том числе инновационной направленности. В целях дальнейшего развития и совершенствования деятельности университета необходимо изменение его организационно-правового статуса. Одним из возможных путей является преобразование университета в акционерное общество. Такая реорганизация повысит самостоятельность университета в решении многих вопросов, в том числе:

самостоятельном распоряжении имуществом и доходами, в том числе, полученными от реализации неиспользуемого имущества университета;

возможности создавать филиалы, представительства и дочерние предприятия, учреждать предприятия и совместные производства, вкладывать в них свой производственный и денежный капитал (в целях развития научно-производственной инновационной деятельности и сохранения льготного налогообложения вуза как объекта, основную долю доходов которого составляют доходы от оказания образовательных услуг);

определении в пределах фонда оплаты труда штатного расписания, размеров должностных окладов, системы премирования, в том числе руководителя предприятия;

установлении цен на товары (работы, услуги), производимые и реализуемые вузом; при наличии чистого дохода по итогам года выплачивать дивиденды по акциям.

Требуют дальнейшей проработки и совершенствования вопросы финансирования, предоставления определенных налоговых льгот и государственной поддержки процессов на всех этапах продвижения инновационной продукции от составления проекта до создания устойчивого малого наукоемкого предприятия. Создание экономически эффективного, основанного на принципах многоканального финансирования, механизма интеграции сферы высшего профессионального образования с потенциальными потребителями научно-технических и образовательных услуг, возможно за счет привлечения не только бюджетных средств, но и финансовых ресурсов венчурных фондов, банков и других финансовых структур. Основная ставка должна быть сделана на получение средств от инновационной деятельности, коммерциализации результатов НИР, развития маркетинговых, консалтинговых и иных бизнес-услуг, то есть на источники, позволяющие интенсифицировать вовлечение интеллектуального потенциала вуза в решение социально-экономических задач, стоящих перед государством в условиях его инновационно-индустриального развития.

Таким образом, на государственном уровне следует рассмотреть и решить вопрос о правовом статусе инновационных вузов. Это статус должен предполагать существенную автономию в управлении, возможность использования различных источников финансирования, право получения прибыли и ее использования для собственного развития. Наличие эффективной системы менеджмента качества является необходимым

552




элементом управления инновационного вуза. Используемые инструменты СМК должны учитывать особенности образовательной сферы и постоянно совершенствоваться.

Опыт деятельности ВКГТУ по трансформации университета в инновационный вуз и созданию Регионального научно-технологического парка «Алтай» показывает, что наши инициативы создания Зоны высоких технологий «университет-технопарк», передача здания и земельного участка технопарку, создание Центра передовых технологий, придание технопарку статуса СЭЗ и др., требуют длительных согласований, согласно действующим нормативно-правовым актам. Положительное решение часто зависит от действий лиц, принимающих решение, из-за отсутствия четкой позиции МОН, других министерств и ведомств, местных органов власти в этих вопросах. Посещение Президентом Нурсултаном Назарбаевым технопарка «Алтай» придало научнопедагогическому коллективу ВКГТУ гордость и уверенность в правильности выбранного курса по созданию модели инновационного вуза.

Зона высоких технологий создана на территории 66 гектаров и представляет собой крупный региональный многопрофильный кластер науки, образования и производства. Программа развития зоны на 2005-2015 гг. разработана совместно с областным акиматом и АО «Центр инжиниринга и трансферта технологий». Ее обособленная территория и инфраструктура обеспечивают полный цикл создания и внедрения инновационной продукции: от генерации идеи до ее коммерциализации. Согласно программе развития, на территории зоны будут построены центр международного сотрудничества в области высоких технологий и инновационного развития, опытно-промышленный центр высокотехнологичных предприятий. Дальнейшее развитие получит транспортнологистический кластер: намечено строительство речного порта на Иртыше, целого комплекса инновационной инфраструктуры.

Сегодня многие зарубежные фирмы проявляют большой интерес к планируемым строительным объектам зоны высоких технологий. Успешно прошло экспертизу тех- нико-экономическое обоснование крупного бизнес-центра, и в настоящее время готовится проектно-сметная документация объекта. Введение в эксплуатацию бизнесцентра позволит открыть целый комплекс многопрофильных малых предприятий, что непременно станет центром формирования специалистов для инновационной экономики. Сегодня при технопарке уже действует более десяти малых совместных предприятий. В прошлом году закончено строительство 80-квартирного дома в рамках жилищного ипотечного кредитования для сотрудников университета и приглашаемых ученых- специалистов.

В результате выполнения программы на территории зоны высоких технологий будет создан мощный наукоград, своя «Силиконовая долина» — автономный технологически взаимосвязанный комплекс локальной интеграции науки, высокоразвитого производства и образования, а также жилищно-бытовой и культурной инфраструктуры. Сегодня вокруг этой идеи объединились многие крупные промышленные предприятия региона, заключены договоры по реализации корпоративной идеи. Развитие зоны высоких технологий рассматривается как важная составная часть межгосударственной программы «Наш общий дом — Алтай». Это даст новый импульс взаимовыгодному трансграничному сотрудничеству с инновационными структурами всех четырех соседствующих государств — России, Китая, Монголии и Казахстана, повлияет на улучшение инвестиционного климата и социально-экономического положения каждого приграничного региона государств.

Анализ проведенных исследований показывает, что принципы развития инновационного образования применимы и для становления всей социально-экономической сферы общества на инновационный путь. Наши ученые уже ведут разработки методологических основ подобной трансформации региональной экономики. В частности,

553




осуществляются экономическая экспертиза и оценка рисков реализации инвестиционных и инновационных проектов, как региональных, так и реализуемых в рамках трансграничного сотрудничества. В настоящее время прорабатывается вопрос кластеризации экономики региона как взаимосвязанного единого комплекса.

Формирование инновационных университетов — дело новое, а становление и развитие университета как инновационной структуры представляет собой долговременный процесс системного исследования и одновременного внедрения нововведений. Требуется решение ряда проблем, которые сегодня тормозят становление инновационных университетов. Университетам необходима достаточная автономность, опирающаяся на нормативно-правовую базу и обеспечивающая оперативность в продвижении инновационных разработок. Предоставление университетам-технопаркам таких возможностей способствовало бы развитию технических университетов и позволило бы им в кратчайшие сроки создать вокруг себя ареалы малых и средних наукоемких предприятий.

В реалиях сегодняшнего дня научно-техническая политика в стране должна осуществляться параллельно с опережающей подготовкой конкурентоспособных специалистов, ориентированных на инновационную деятельность.

Литература

Абдеее Р. Ф. Философия информационной цивилизации. — М: ВЛАДОС, 1994.

Высшее образование в XXI в.: подходы и практические меры: Материалы Всемирной конференции по высшему образованию. Париж, 5-9 октября 1998 г. — М.: СГУ, 1999.

Государственная Программа «Развитие образования в Республике Казахстан на 2005- 2010 гг.», утверждена Указом Президента Республики Казахстан от 11 октября 2004 г. № 1459. — Астана.

Мутанов Г. М. Актуальные проблемы образования // Актуальные проблемы высшей школы в третьем тысячелетии: Материалы междунар. науч.-практ. конф. — 2002. Т. 1. С. 6-10.

Назарбаев Н. А. Послание Президента страны народу Казахстана «Казахстан — 2030». Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев // Казахстанская правда. 1997. 11 октября.

Обучение и подготовка к трудовой деятельности в обществе, основанном на знании. — Женева: Международное бюро труда, 2003.

Стратегический план развития Республики Казахстан до 2010 г.

Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003- 2015 гг. -— Астана, 2003.

Управление в высшей школе: опыт, тенденции, перспективы. Руководитель авторского коллектива В. М. Филиппов. 2-е изд. — М.: Логос, 2006.

Л. В. Сердечная

ОБ ОПЫТЕ И ПРОБЛЕМАХ РЕГУЛИРОВАНИЯ РЕКЛАМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УКРАИНЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ



скачать файл


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Наследие л. Н. Гумилева и судьбы народов евразии: история, современность, перспективы сборник статей Международного научного конгресса, посвященного 100-летию со дня рождения Л. Н
15012,55kb.
Конкурса ораторского мастерства «Цицероний-2012»
61,71kb.
Антропология и этногенез
89,44kb.
«Мужественный романтик» 125-лет со дня рождения Н. С. Гумилева, русского поэта Серебряного века (1886-1921)
38,09kb.
Образование и психологическое здоровье Сборник Научных статей и докладов участников ежегодной научно-практической конференции
2281,01kb.
Додаток до №6159/10-200-173 від 31. 01. 2014 перечень выставок, ярмарок, конференций и фестивалей, проводимых
92,78kb.
Вы немало испытали, Тяготы судьбы познали
56,97kb.
Сборник научных статей Чебоксары 2011 ббк 74. 202 Т 65
2172,03kb.
Сборник методических материалов по курсу История отечественной журналистики
494,4kb.
2 класс «День Космонавтики»
17,54kb.
Сборник статей №2 (Гл ред. Т. Г. Пархалина). М.: Инион ран, 2003. 240 с
41,97kb.
«марксизм и современный рабочий класс»
1030,6kb.