minevi.ru
страница 1
скачать файл
Русская духовная музыка — часть русской культуры
«Искусство в школе» № 6, 1998, стр. 44-49

(Материал подготовлен по книге: Владышевская Т.Ф. Музыка Древней Руси. – М., 1993)
Духовная музыка пришла на Русь вместе с христианством. К ней приложимы слова, сказанные Д.С.Лихачевым по поводу средневековой литературы, что она «возвышается над своими семью веками как единое грандиозное целое, как одно колоссальное произведение, поражающее нас подчиненностью одной теме, единым борением идей».

Вместе с крещением Древняя Русь восприняла византийскую музыкальную культуру и новую музыкальную эстетику, так поразившую русских послов в Константинополе.


«И пришли мы в греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали — на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой и не знаем, как и рассказать об этом. Знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать в язычестве».

«Повесть временных лет»
Красота греческого богослужения стала одним из главных критериев истинности религии. Преклонение перед красотой выявляет подготовленность, настроенность на восприятие этой красоты, совсем не простой, очень утонченной, имеющей сложную символику и своеобразный язык. Для выражения восторга у летописца, одного из авторов «Повести временных лет», не нашлось лучшего средства, чем сравнение византийского пения с ангельским, небесным. Это сравнение типично для Византии. Лучшие византийские певцы именовались «ангелогласными». Такой почести удостоился, например, Иоанн Кукузель.

Древнерусская церковная музыка входила в синтез искусств наравне с зодчеством, монументальной фресковой живописью, иконописью, прикладным искусством, литературой. Одни и те же образы, идеи воплощались разными средствами в разных видах искусства. Однако подлинным стержнем синтеза древнерусского церковного искусства служило слово. Церковное искусство, в отличие от фольклора, ориентированного на трудовую жизнь, повседневный быт человека, обращается к миру верховному, возвышенному и помогает человеку совершить переход к нему, в первую очередь, воздействуя на слух и зрение. Поэтому важнейшими были иконопись и музыка. В песнопениях и иконах гимнографы и художники воплощали богословские идеи. Слово, его смысл составляли основу песнопений, не менее значима роль слова и в иконописи. Церковное изобразительное искусство, согласно постановлению Седьмого Вселенского Собора, равносильно проповеди, потому что «иконопись для глаза есть то же, что слово для слуха». Икону называют «умозрением в красках» (Е.Трубецкой), а песнопение — «богословием в звуках» (Т. Владышевская). Фрески, иконы, миниатюры поучали. Созерцание икон, слушание близких к ним по содержанию песнопений вызывало высокие мысли и чувства. Икона и звучащее перед ней песнопение составляли пульс духовной культуры древней Руси, поэтому иконописное и гимнографическое творчество всегда были на большой высоте. Древнерусское богослужение носило характер мистерии, во время которой человек мог получить духовное очищение, освободиться от тяготивших его забот и суеты, нравственно просветиться. В статье «Храмовое действо как синтез искусств» П.Флоренский называет богослужение музыкальной драмой: «Тут все подчинено единой цели: верховному эффекту катарсиса этой музыкальной драмы, и потому все подчиненное друг другу здесь не существует или, по крайней мере, ложно существует, взятое порознь». Ритуальные процессии, крестные ходы, каждение, мерцающие свечи, косые лучи дневного света, проникающие сквозь узкие окна храма, создавали таинственное, возвышенное настроение. «Всякое ныне житейское отложим попечение» — эти слова Херувимской песни, исполняемой на Литургии верных, как нельзя лучше объясняют состояние отрешенности от земного.

Среди важнейших положений теории византийского и древнерусского музыкального искусства — идея его богоданности. Моменты откровения, дарования свыше запечатлены на древнейших иконах, в многочисленных Евангельских миниатюрах, например, изображающих евангелиста Иоанна с учеником Прохором, прислушивающимся к голосу свыше, представленному в виде нисходящих с неба лучей. Идея богоданности была основана на триаде: от Бога через ангелов или святых божественное откровение передается людям. Этот принцип распространялся на все виды искусства, в том числе и на музыку.

По преданию, известнейший византийский гимнограф, причисленный к лику святых Роман Сладкопевец получил свой дар по наитию во сне: «В храм Пресвятой Богородицы в Кировых, где он получил дар составления кондаков, явилась ему Святая Богородица во сне и дала ему свиток книжный и повелела съесть его; восстав же ото сна, он воспел: «Дева днесь Пресущественного рождает». Таким образом, его творчество — плод дара откровения. Это предание нашло отражение в иконографии Покрова Богородицы. Икона «Покрова Богородицы» особенно интересна для музыкантов, так как это единственное изображение давно ушедшего из практики кондакарного пения.

Идея совместного служения и совместного пения рода человеческого и мира ангельского проиллюстрирована и текстом кондака «Покрову Богородицы»:

Дева днесь предстоит в церкви,

И с лики святых невидимо за ны

молится Богу:

Ангели со архиереи поклоняются,

Апостоли же со пророки

ликовствуют:

Нас бо ради молит Богородица

Предвечнаго Бога.

Вместе с крещением на Руси был принят музыкальный канон. Основой древнерусского канона явилась система осмогласия (от славянского осмь — восемь), унаследованная русской церковью из Византии. С помощью осмогласия — восьми гласов — устанавливался строгий порядок музыкального оформления службы. Каждый из восьми гласов имел свои тексты и свои напевы, с присущими каждому из них мелодическими формулами. Эти своеобразные канонизированные мелодико-ритмические обороты записывались особыми знаками сокращенного невменного письма, или условными графическими формулами. Система осмогласия распространялась почти на все виды распевов и музыкальных форм, на певческие книги.

Как нечто святое и нерушимое канон ограничивал проникновение в церковную музыку чуждых ее духу банальных напевов. Однако ни иконописцы, ни музыканты Древней Руси не были копировщиками. В рамках канонической традиции они находили достаточно возможностей для того, чтобы выразить свою творческую индивидуальность, но идея архетипа (прообраза, первообраза) возвышалась над всем. Обретенные свыше богодуховные песнопения принадлежали не человеку, а высшей небесной иерархии, являлись музыкой «небесной», этим объясняется причина их анонимности. Задачей музыканта, равно как и иконописца, было не самовыражение, не воплощение индивидуального, личностного, а постижение и воспроизведение «небесных» песнопений, воссоздание божественного образа, передаваемого с помощью древних священных подлинников. В этом, в частности, кроется идея соборности средневекового творчества. Высокий художественный уровень канона и эталоны византийского искусства способствовали росту творчества древнерусских мастеров — художников, писателей, музыкантов. Осваивая образцы византийского канона, русские художники и музыканты, нередко в формах этого канона, создавали национальные произведения непреходящей ценности и красоты.

Церковная музыкальная культура формировалась в среде русских певцов, владевших родной музыкальной стихией. Склад музыкального языка церковного искусства не мог быть принципиально новым, потому что невозможно целому народу заговорить на неродном языке с интонациями, не свойственными родной музыкальной речи. Своеобразный сплав народной культуры с новой, пришедшей из Византии, породил такое величайшее явление русской музыки, каким был знаменный распев — величественное творение древнерусских музыкантов, обладавшее поразительной внутренней мощью, эпической силой и строгостью. Монументальность и величие древнерусской музыки совершенно необычно сопряжены со скромными средствами выразительности — монодическим унисонным пением, лаконичными, строгими красками звучания. Творцы древнерусской музыки избегали внешних эффектов, украшательства, чтобы не нарушать глубину чувств и мыслей. П.Флоренский в «Рассуждении о богослужении» отмечал, что «древнее унисонное или октавное пение удивительно как пробуждает касание Вечности». Знаменным распевом пели тысячи песнопений разнообразных служб годового цикла.

Народная песня и церковные распевы занимали большое место в жизни человека той эпохи, наполняя его быт и досуг. Но жизнь народной и церковной музыки имела различный характер. Освоение церковной музыки было книжным, оно требовало специальных школ, в то время как народная песня впитывалась «с молоком матери». Запись церковных песнопений считалась необходимой, так как она ограждала церковную культуру от изменений и внешнего воздействия. Народные песни в записи не встречаются вплоть до XVIII века. Книга стоила слишком дорого, чтобы записывать в нее то, что хранилось в народной памяти, что не требовало буквального сохранения текста, как в малознакомых церковных песнопениях.

Важнейшим событием культуры Киевской Руси было появление письменности, созданной братьями Кириллом и Мефодием, а вслед за ней и рождение музыкальной письменности. Развитию письменности, образования и книжного дела немало способствовали в X-XI веках киевские князья Владимир и Ярослав. Летописец сообщает об устроении Владимиром «учения книжного», то есть школьного образования, говорит о книгах, розданных им на учение. Эти первые книги были церковнославянскими. Один из древних летописцев непосредственно связывает начало книжного учения с христианизацией Руси. «Повесть временных лет» сообщает, что после известия о крещении киевлян в Днепре Владимир «нача поимати у нарочитые чади дети и даяти нача на ученье книжное». Это событие поистине эпохально для истории русской культуры.

Тот же процесс характеризует развитие музыки этого времени. Как основу славянского алфавита составили буквы греческого алфавита, так основой средневековой русской музыкальной письменности послужили греческие знаки безлинейного музыкального письма. В XI-XIII веках на территории Руси находилось в обращении 140 тысяч книг нескольких сот наименований. Это показатель, свидетельствующий о весьма высоком по тем временам уровне грамотности в государстве, чье население не превышало семи миллионов человек. Среди этих книг большой процент приходился на музыкально-певческие книги. С расширением христианизации Руси увеличивалось число певческих служебных книг и количество людей, владевших музыкальной грамотой.

Существовало несколько типов знаменного пения, возникших в разное время: простые, строгие речитативные будничные песнопения малого знаменного распева и подобны старого знаменного распева, нотация которых сохранялась почти неизменной с XI века; протяжные, торжественные песнопения большого знаменного распева, созданного рас-певщиками XVI - начала XVII века.



Так же как в народных песнях, в простых церковных распевах одной строке текста соответствует одна строка напева. Эти распевы, предназначенные для будничных служб, речита-тивны, при этом их образцы немногочисленны. Оригинальные мелодии малого знаменного распева и подобное служат мелодическими моделями для многих песнопений, исполняемых по их образцу, «на подобен».

Все главные певческие книги Древней Руси — Октоих, Ирмологий, Праздники, Минеи, Триодь — распеты столповым знаменным распевом. Его мелодика складывается из многочисленных попевок — мелодических формул, образующих непрерывную мелодическую линию. Попевки знаменного распева гибко следуют за текстом, отражая во всех деталях его строение — динамику развития, акценты, кульминации, концовки. Наиболее важные слова текста, смысловые акценты, часто выделяются фитами — особыми формулами мелизматического строения. Основная же часть текста распевается попевками, причем попевки имеют определенные функции, соответствуя начальному, срединному и завершающему типу развития. К древнейшим, наиболее ярким песнопениям столпового знаменного распева относятся богородичны-догматики, отражающие догматы православной церкви.
скачать файл



Смотрите также:
Русская духовная музыка — часть русской культуры «Искусство в школе»
78,95kb.
Урок по истории России в 10-а классе «Русская культура XIV-XV вв»
29,55kb.
Кто-то из мудрецов сказал: «Не мы слушаем музыку, а музыка слушает нас.» Мы можем добавить, что музыка не только слушает нас, но ещё и лечит
40,32kb.
Музей русской гармоники А. Мирека Гармонь Или более точно гармоника. Один из самых популярных в России музыкальных инструментов, неотделимый от нашей истории и культуры
106,65kb.
1. Введение в учебный курс «философии» 4 Лекция Философия как феномен культуры 4
3163,12kb.
Современные технологии менеджмента и маркетинга в сфере взаимодействия учреждений культуры, бизнеса и нко
25,24kb.
Мир игры и игра мирами в. Пелевина
134,2kb.
Лекция "Русская и зарубежная литература для школы"
17,02kb.
Изобразительное искусство
229,07kb.
Каталог элективных дисциплин специальность 5В06040 – Физика
656,81kb.
«Андрей Рублев и мир русской культуры: к 650-летию со дня рождения». 17– 22 октября 2010 года
24,32kb.
Гофман Оксана – Русская книга мертвых От издателя
1353,87kb.